Анастасия Гаршина

народная артистка РСФСР
Анастасия Гаршина

Анастасия Васильевна Гаршина (1925–2018) — актриса, чья судьба неразрывно связана с историей Новосибирского театра юного зрителя — Академического молодежного театра «Глобус».

В 1947 году окончила Ленинградский государственный институт театра и кино. Будучи студенткой, снималась в фильмах Романа Кармена. Проработав год по окончании вуза в Ленинградском областном театре оперетты, Анастасия Васильевна поступила на работу в Новосибирский тюз. В 1979 году перешла в труппу Новосибирского театра «Красный факел», а в 1994 году вновь вернулась в «Глобус», где проработала до 2005 года.

Анастасия Васильевна участвовала во всех этапных спектаклях тюза, училась у его мастеров, позже сама стала обучать молодых актеров в Новосибирском театральном училище, возглавляла Новосибирское отделение ВТО, являлась членом художественного совета театра. Она прошла через все тюзовские амплуа, начиная с ролей травести. За годы служения сцене ею было сыграно около 150 лирико-драматических ролей, среди них: Джульетта («Ромео и Джульетта» В. Шекспира, 1953), Доротка Купава («Снегурочка» А. Островского, 1957), Олег («В поисках радости» В. Розова, 1958), Ольга («Обломов» И. Гончарова, 1960), Изольда («Тристан и Изольда» А. Бруштейн, 1960), Сюлливан («Сотворившая чудо» У. Гибсона, 1964), Мария Стюарт («Мария Стюарт» Ф. Шиллера, 1966), Аркадина («Чайка» А. Чехова, 1966), Толгонай («Материнское поле» Ч. Айтматова, 1972), Мать («Дальше — тишина» В. Дельмар, 1993), Фонсия Лорси («Игра в джин» Д. Кобурна, 1995), Марина («Дядя Ваня» А. Чехова, 1998), Мачеха («Двенадцать месяцев» С. Маршака, 1999), Бабушка («Деревья умирают стоя» А. Касоны, 2004) и др.

В 1967 году А. В. Гаршина награждена орденом Трудового Красного Знамени, а в 1986 — орденом Ленина, обладатель знака отличия «За заслуги перед Новосибирской областью».

Анастасия Гаршина, народная артистка РСФСР, о семье, ролях и наградах

«Актерское начало во мне было заложено моими предками: мамой, папой, тетями и дядями… Хотя я родилась в обычной крестьянской семье. Бабушка передавала мне знание Библии – ненавязчиво, но талантливо… Неграмотная, она была мудрой женщиной. Помню вечера, когда собирались всей семьей. Часто папа читал нам вслух. А когда садились ткать, то непременно пели. Наверное, в эти вечера и зарождалась во мне актриса».

«С „Тристаном и Изольдой” театр ездил в Москву. После спектакля ко мне подошла сама драматург Александра Бруштейн: „Теперь я могу умирать. Есть Изольда”.

Спектакль „Мария Стюарт” научил меня держать паузу, находить свою ноту в мелодии диалогов с такими партнерами, как Виктор Орлов и Анатолий Мовчан. Главное, этот спектакль стал доказательством профессиональной свободы. 

Как-то раз на конференции я оказалась рядом с женщиной из села – дояркой. Она сидела и терла свои руки. Я спросила: „Болят?” Она: „Нет, зудятся по работе. Там остались коровушки”. Именно такие простые слова давали мне возможность понять колхозницу Толгонай из спектакля „Материнское поле”. Эта роль мне была близка и по моим воспоминаниям о войне, я помню боль женщин…

Роль Няни в спектакле „Дядя Ваня” дорога мне, так как я родилась и жила среди простых людей, понимаю и люблю их образ жизни, их говор. Иногда неправильное слово выражает гораздо больше, чем правильное. Например, слово „лучше” в спектакле произношу неправильно: „лучче” – так, как говорила моя мама…»

«Звания лично для меня мало что значили… Конечно, приятно. Звание – оценка труда, бессонных ночей. Но мне гораздо приятней официального признания, когда узнают на улице. Вот недавно в гастрономе одна продавщица даже ойкнула – узнала: „Я все спектакли с Вами смотрела в старом тюзе”. Или в троллейбусе смотрят пристально-пристально, нежно наклоняются, робко спрашивают: „Вы случайно…” А я прерываю: „Случайно – да…” Помню, как одна девочка дарила мне, стоя под дождем, размокшую пудру за пять копеек… И это дорого».

Наталья Орлова, заслуженная артистка России, дочь Анастасии Васильевны (из интервью 1998 года): «Конечно, мама-актриса – это нечто особенное и неординарное. Я с детства очень любила театр, и это чувство привила мама. Внешне может показаться, что мама – строгий человек, иногда жесткий, но в душе она добрая и даже беззащитная. Возможно, это приходит с возрастом, когда человек больше замыкается в себе и для него открываются какие-то философские тайны… Мама стала писать стихи. Мне кажется, ее космос направляет. Стихи болевые, затрагивающие самые сокровенные струны души…»

Лариса Шатина, кандидат филологических наук: «С театральным опытом нередко талантливые актеры наращивают „творческую мышцу”, способную поднимать любой материал, не затрачивая душевных сил. Анастасия Васильевна Гаршина не из их числа. Ее путь – поиск простоты. С любой роли она снимает шелуху неоправданной сложности, туманности, оставляя сущностное ядро, явленное в профессиональной легкости. Это простота мудрости и подлинной человечности, теплоты и понимания. Подтверждение тому – любовь и родственная причастность зрителя к большой актрисе».


На фото: Анастасия Гаршина в роли Изольды. Спектакль «Тристан и Изольда» Александры Бруштейн, 1960 г. Постановка Владимира Кузьмина, режиссер Анатолий Мовчан.

Спектакли прошлых лет

Аккомпаниатор
Сверчкова
Бемби
Тетя Неттла
Дядя Ваня
Марина, старая няня
Игра в джин
Версия вторая «Зима» / Фонсия Дорси
ОБЭЖ
Госпожа Панайотович
Софья Петровна
Лифтерша Марья Иванна