55 лет на сцене! 120 ролей!

5 февраля 2004
Татьяна Коньякова, «Вечерний Новосибирск»

В театре «Глобус» сегодня будут поздравлять Анастасию Гаршину, старейшую актрису города, народную артистку России. Два театра — «Глобус» и «Красный факел», где она проработала десять лет, — считают ее по праву своей. Ее творческая жизнь — целая эпоха в истории новосибирской сцены.

Послевоенные 40-е сменялись трогательными 50-ми, оттепельными 60-ми, официозными 70–80-ми, перестроечными 90-ми... А Гаршина все играла, участвуя во всех этапных спектаклях театров. Прошла через все амплуа — от травестийных ролей до характерных и драматических. Эксцентрика, классика, романтика... Ей было подвластно все.

С театром связана вся ее жизнь. Муж Владимир Орлов был актером, дочь Наталья Орлова — заслуженная артистка России, тоже актриса «Глобуса». Мама-актриса, вспоминает она, это, конечно, было здорово, и подружки завидовали, но мама постоянно была в театре... И, соскучившись, дочь звонила в театр, и все понимающие режиссеры прерывали репетиции, чтобы дать им время пообщаться. На спектакле «Кошкин дом», где мама играла Кошку, Наташа, сидя в зале, неизменно громко плакала в том месте, где кошкин дом загорался: «Жалко было не кошку, а маму...».

Удивительно, но в театральный институт будущая народная артистка поступила в 44-м. Хотя, казалось бы, какой театр? какая сцена? кругом война... В начале войны в Новосибирск был эвакуирован Ленинградский театральный институт, его студенткой и стала Гаршина. А когда вуз вернулся в Ленинград, уехала учиться туда. Студенты подрабатывали на Ленфильме, и от театральных имен просто шла кругом голова. Съемки у самого Романа Кармена! Фильм «Ленинград — колыбель трех революций» актриса до сих пор не может смотреть спокойно. И вообще Ленинград — это незабываемо: петербургская культура была во всем — «даже в старушках из очередей с седыми букольками и в жабо».

Сегодня Анастасия Васильевна занята в четырех спектакля театра и в день своего творческого юбилея выйдет на сцену и будет принимать поздравления в роли Марины в спектакле «Дядя Ваня» Чехова.