Лисистрата
20
июня четверг
18:30
20 июня 18:30 · четверг
Лисистрата
18+
Малая сцена Аристофан
18+
Игроки
21
июня пятница
18:30
21 июня 18:30 · пятница
Игроки
16+
Малая сцена Николай Гоголь
16+
Макулатура
22
июня суббота
18:00
22 июня 18:00 · суббота
Макулатура
18+
Малая сцена нуар-пародия Чарльз Буковски
18+
Cabaret
23
июня воскресенье
18:00
24
июня понедельник
18:30
25
июня вторник
18:30
23 июня 18:00 · воскресенье
24 июня 18:30 · понедельник
25 июня 18:30 · вторник
Cabaret
18+
Большая сцена мюзикл Джо Мастерофф, Джон Кандер, Фред Эбб
18+
Art
23
июня воскресенье
18:00
23 июня 18:00 · воскресенье
Art
16+
Малая сцена психологический фарс Ясмина Реза
16+
Сказка о рыбаке и рыбке
25
июня вторник
18:30
Премьера
Премьера
25 июня 18:30 · вторник
Сказка о рыбаке и рыбке
6+
Малая сцена Александр Пушкин
6+

Татьяна Людмилина: «Проходных спектаклей не будет»

17 Марта 2004
Вера Толмачева, «АиФ на Оби»

Сегодня, если вы хотите попасть на хороший новосибирский спектакль, билеты придется брать как минимум за месяц. В преддверии Дня театра мы беседуем с директором театра «Глобус», исполнительным директором Рождественского фестиваля искусств, организатором крупных театральных гастролей в Новосибирске Татьяной ЛЮДМИЛИНОЙ.

Доступное удовольствие

 В настоящее время, работая директором театра, наверняка вы вспоминаете, как бывали здесь в качестве зрителя в детстве, — ведь «Глобус» когда-то был ТЮЗом...

 ТЮЗ прежде находился в здании бывшего Дома Ленина. Помню очень яркие, по-детски эмоциональные впечатления от спектаклей тех лет — «Милый Эп», «Чудо в 10 А», от игры актеров, которые и сегодня работают в нашем театре, — Людмилы Трошиной, Тамары Седельниковой, Светланы Прутис, помню атмосферу праздничности и мысль о том, что здесь работают какие-то необычные люди.

 Изменился ли зритель за эти годы?

 Увы, я застала время, когда молодые люди могли себе позволить прийти в театр в спортивных костюмах, кроссовках, кедах, даже шортах. К счастью, менталитет людей меняется, И сегодня считается, что прийти в театр нарядно одетым — это проявить уважение к себе, театру, актерам. Когда мы были детьми, родители старались одеть нас в театр празднично. И сегодня я вижу, как люди, независимо от уровня достатка, поступают так же. Хотя нам еще довольно далеко до культуры посещения театров за рубежом, где непременный атрибут визита в театр — вечерняя одежда. Ведь в Европе театр — удовольствие довольно дорогое. Там нет так называемых репертуарных театров, спектакли идут считанное количество раз, посмотреть их считают за честь, на них стремится исключительно интеллигентная публика. Хотя замечу, что и некоторые наши зрители приходят в театры в туалетах, в которые, судя по всему, средства вложены очень немалые.

 Сегодня билеты в театр стоят в среднем 100–150 рублей. На мой взгляд, весьма недорого для удовольствия приобщения к искусству. Вас не пугает то, что эти цены автоматически превращают некогда «дорогое удовольствие» в обыденность?

 Не могу согласиться с вами. Цены на билеты должны соответствовать уровню жизни горожан. Если мы хотим сохранить хорошую посещаемость театра, то планку поднимать вряд ли целесообразно. Конечно, можно поднять цены на билеты и до 300, и до 500 рублей. Какое-то время зрители даже будут ходить на спектакли и за такие деньги. Но до определенного момента. Эта цена будет явно завышенной. А вот высокая стоимость билетов на спектакли, привезенные к нам на гастроли, вполне оправдана. Зрители относятся к этому с пониманием — для многих это единственная возможность посмотреть, к примеру, спектакль с участием Константина Райкина или балет Бориса Эйфмана.

Звезды стремятся в Сибирь

 Татьяна Николаевна, чем вы объясняете интерес театров с мировыми именами к Рождественскому фестивалю, проходящему в Новосибирске? Есть ли сложности при ведении переговоров?

 Когда мы приглашаем какой-то коллектив, то понимаем: его участие в фестивале возможно при определенных условиях, которые не только создаются оргкомитетом и принимающей стороной, но и обеспечиваются всей социальной инфраструктурой города. Сегодня, на мой взгляд, Новосибирск представлен на уровне: достойные гостиницы, современные сценические площадки с вполне приличным световым и звуковым обеспечением. Далеко не каждый город может все это предоставить. Во время переговоров с коллективами мы обсуждаем и определенные технические проблемы — пытаемся договориться о времени их участия в фестивале, которое было бы удобно и для приглашаемого коллектива, и для организаторов. К примеру, переговоры с театром Эйфмана шли более двух лет.

 Очевиден успех постановок режиссеров, специально приглашаемых в ваш театр. Идя на это, вы действуете интуитивно или четко просчитываете шаги?

 Скорее, это основывается на понимании и знании театрального процесса в России. Режиссеры не появляются из ниоткуда, в необходимый театру момент. Хороший режиссер планирует работу на 2–3 года вперед. И чтобы он сегодня поставил спектакль у нас, с ним нужно договариваться за несколько лет до этого. Профессионализм руководителя театра и заключается в том, чтобы предугадать, кто будет востребован завтра, какие пьесы будут интересны. А потом уже суметь заинтересовать режиссера. С Мариной Брусникиной (режиссером спектакля «Моя Марусечка», премьера которого недавно с аншлагом прошла в «Глобусе». — Авт.), к примеру, я познакомилась, посмотрев один из ее спектаклей в Москве. Потом на гастролях МХАТа в Новосибирске увидела ее «Пролетного гуся». Я знаю руководителей тех театров, где ставила спектакли Брусникина: если такие люди, как Олег Табаков, Константин Райкин и Роман Козак, доверяют ей... Так в нашем репертуаре появилась «Моя Марусечка».

Отправляясь в этом году на «Золотую маску», я запланировала переговоры на 76–77 театральные сезоны (сейчас идет 74. — Авт.) с несколькими известными режиссерами, которые ставят очень интересные и высокопрофессиональные спектакли. Имена их пока я сообщить не могу. Успех переговоров напрямую связан с имиджем театра — его творческим состоянием, материально-технической базой. Это складывается годами, выпуск спектакля — лишь конечный результат. Сейчас, к слову, у нас идут последние перед премьерой репетиции спектакля «Монарх» московского режиссера Игоря Лысова.

Будет ли главреж?

 В «Глобусе» довольно долгое время нет главного режиссера. Как вы планируете строить дальнейшую работу?

 Когда Александр Галибин, работавший у нас три года главным режиссером, после завершения контракта вернулся в свой родной Санкт-Петербург, я много думала о том, кто может стать у нас главным режиссером, и, честно говоря, сильно переживала. С труппой я была откровенна: поиск главного режиссера — процесс сложный. Лучше подождать, чем ввергнуть театр в пучину неприятностей. Этот человек должен быть известен труппе, он должен поставить у нас не один спектакль и, главное, — принимать театр таким, какой он есть. В январе у нас начал работать режиссер-постановщик Алексей Крикливый, сегодня он отвечает за всю текущую работу. Уверена, что он может сделать много полезного и хорошего в театре.

А критик где?

 Вам не обидно, что мы, «провинциалы», не востребованы в столичных городах?

 Это не так. У нас, например, есть спектакль Дмитрия Чернякова «Двойное непостоянство», где заняты и молодые, и известные в Новосибирске актеры. Да, они не раскручены в российских театральных кругах. Но это не влияет на качество спектакля. Где бы мы ни показывали его — зал всегда полон. И сейчас на «Золотой маске» этот спектакль — единственный из всех, представленных в программе фестиваля, будет показан четыре раза.

 Наверняка после премьерной постановки и актерам, и режиссеру, и вам как директору театра небезынтересно узнать мнение профессионалов о том, как это было со стороны. Насколько у нас развит институт театральных критиков?

 Сложно с этим в нашем городе. К сожалению в силу в том числе и объективных причин, у нас практически нет профессиональных театральных критиков, умеющих не только и не столько сделать анализ спектакля, но и соотнести его с современной ситуацией театральной жизни России. Что касается некоторых, подчеркиваю, некоторых журналистов, пишущих в СМИ о культуре, могу лишь подписаться под словами нового министра культуры и массовых коммуникаций А. Соколова о том, что «у нас в России слабо развита журналистика, опирающаяся на профессионализм в области искусства. В журналы и газеты часто приходят люди, имеющие профессиональный кураж, но не имеющие фундаментальных знаний». Это касается, повторяю, не всех. Поэтому после окончания каждого театрального сезона мы приглашаем театральных критиков из Москвы и Санкт-Петербурга, которые профессионально и непредвзято анализируют результат нашей работы.

Профессиональная интуиция

 Ваш супруг — известный дирижер Алексей Людмилин. Вы обмениваетесь мнениями, принимаете к сведению его советы?

 Как человеку музыкальному, имеющему большой творческий потенциал, драматическое искусство кажется ему менее значимым. Но как человек творческий он, конечно же, интуитивно чувствует творческие удачи, равно как и неудачи. То, насколько развита у меня профессиональная интуиция, — это заслуга моего мужа. Его сверхответственное отношение к делу — любому! — невольно наложило отпечаток и на мой характер. Именно благодаря этому у меня повышенная требовательность к работе.

 Считается, что в последние годы ваш театр совершил творческий прорыв. Не чувствуете ли вы ревнивое отношение с чьей-то стороны?

 Признаюсь, иногда чувствую.

 Какова ваша реакция?

 Выпускаем еще один, надеюсь, хороший спектакль. Проходных работ в нашем театре не будет.

Решаем вместе
Сложности с получением «Пушкинской карты» или приобретением билетов? Знаете, как улучшить работу учреждений культуры? Напишите — решим!

Ваше мнение формирует официальный рейтинг организации

Анкета доступна по QR-коду, а также по прямой ссылке:
https://bus.gov.ru/qrcode/rate/373272