Татьяна Людмилина: «Стараемся показать срез всего нового и лучшего»

16 декабря 2009

Елена Коновалова, «НьюсЛаб»

Всякий раз, когда приезжаю в Новосибирск на международный Рождественский фестиваль искусств, ловлю себя на двойственных ощущениях. С одной стороны — радость от возможности посмотреть множество спектаклей ведущих режиссеров. А с другой — горечь: почему Новосибирская область может себе позволить такой праздник, а Красноярский край, с его богатыми ресурсами, нет? Причем, как заметила в интервью «ВК» руководитель фестиваля, директор новосибирского театра «Глобус» Татьяна Людмилина, деньги здесь значат многое, но далеко не все.

Главное — это желание

Так что же все-таки главное, Татьяна Николаевна, что позволяет «Глобусу» уже в восьмой раз проводить столь масштабный фестиваль, невзирая на кризисы?

Наверное, прежде всего — само желание, чтобы существовал такой фестиваль. Под лежачий камень вода не течет. Вы знаете, Новосибирск, несмотря на свою молодость, имеет обширные культурные традиции, много профессиональных театров и других творческих коллективов, свою культурную среду. И так получилось, что к 1995 году в нем не было большого фестивального проекта. Как правило, все фестивали приурочиваются к каким-то событиям. Предрождественская ниша в Новосибирске была свободна. Так появился фестиваль, который теперь проводится у нас в декабре раз в два года. И судя по неизменным аншлагам, у публики он пользуется спросом — от продажи билетов окупается больше чем наполовину.

К слову, насколько большую роль в его проведении все-таки играют деньги?

Разумеется, их значимость никто не сбрасывает со счетов. Главный учредитель Рождественского фестиваля — администрация Новосибирской области, она в основном его и финансирует. Причем надо понимать, что в это входит не только приезд творческих коллективов и исполнителей мирового класса в Новосибирск. Мы также проводим уникальную программу по области. И длится она не десять дней, как основная программа, а больше двух недель. За это время в глубинке проходит больше 90 концертов мастеров искусств Новосибирска.

Но мы ищем и другие возможности. Периодически сотрудничаем с Министерством культуры России, в этом году оно нам тоже помогло. Наш давний партнер — фестиваль «Золотая маска», есть официальная авиакомпания, официальный поставщик питьевой воды, цветов, мобильный оператор и т. д. Понимаете, это ведь еще и имиджевый фактор, престижно поддерживать такой фестиваль.

Равно как и участвовать в нем?

 Не сочтите за нескромность, но планка Рождественского фестиваля поднята настолько высоко, что я давно уже не получаю отказов ни от одного приглашенного. Наоборот, я порой сама вынуждена отказывать, поскольку при всем желании мы не можем всех принять в столь ограниченные сроки. Ну, а все остальное — кухня, которой я никогда не делюсь. (Улыбается.) Как и с кем я договариваюсь, для зрителя не имеет никакого значения. Это мои проблемы, и они никого не должны касаться.

По какому принципу подбираете участников?

Стараемся показать срез всего нового и лучшего, что вышло в России за последние два-три года. Хотя иногда приглашаем спектакли, выпущенные давным-давно, — например, в этом году привезли «Иванов и другие» Московского ТЮЗа в постановке Генриетты Яновской, он вышел 16 лет назад. Смотрю, что появляется на театральной карте, анализирую. Это мой профессиональный риск и ответственность. Я сама принимаю решение.

Среди гостей — в основном театры Москвы и Санкт-Петербурга?

Конечно, там ставится больше всего хороших спектаклей. Но сейчас театральный процесс в России развивается так, что у талантливых людей есть возможность удовлетворять — в лучшем смысле этого слова — свои творческие амбиции не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и в других городах. Поэтому там появляются спектакли, достойные уровня Рождественского фестиваля, и к нам приезжает все больше и больше разных театров из провинции.

Молодые и уникальные

Кстати, одна из задач Ассоциации руководителей драматических театров СФО, которую вы возглавляете, — объединение культурного пространства Сибири. Насколько этому, на ваш взгляд, способствует Рождественский фестиваль?

Если учесть, что неизменные его участники — театры сибирских городов, думаю, очень способствует. Мы принимали коллективы из Минусинска, Омска, в этом году у нас впервые побывал театр им. Пушкина из Красноярска. И если говорить о тенденциях, меня лично очень радует, что все больше и больше молодых режиссеров начинают себя проявлять. Например, «Прощание славянки» по роману Виктора Астафьева «Прокляты и убиты», который поставил в Алтайском театре для детей и молодежи Дмитрий Егоров, — очень серьезная творческая заявка.

Есть театры из маленьких городов, которые просто уникальное явление в Сибири. Я с большим уважением отношусь к художественному руководителю Минусинского драмтеатра Алексею Песегову. Кстати, после участия своего театра в Рождественском фестивале он выпустил в «Глобусе» два спектакля.

То есть для «Глобуса» фестиваль — еще и возможность установить творческие связи с лучшими режиссерами?

Безусловно, мы этим пользуемся. (Улыбается.) Хотя иногда бывает и такое, что на фестиваль они привозят интересные постановки, а у нас потом выпускают не столь удачные. Впрочем, это тоже мои риски.

Вы вообще производите впечатление человека, который не боится рисковать. Скажем, пригласить на пост главного режиссера академического театра молодого человека.

 Риск есть, поскольку мало получить такую должность, с ней еще надо научиться справляться. Но наш главный режиссер Алексей Крикливый, несмотря на молодость, — человек серьезный. К тому же он прежде выпустил в «Глобусе» несколько интересных постановок, вписался в коллектив. Сложилась совокупность факторов.

Кстати, после его прихода в вашем театре вышел первый мюзикл — «НЭП».

Это тоже целенаправленный процесс. Любой театр ломает голову над неформальными способами привлечения молодых зрителей. Когда задумывался «НЭП», объективно невозможно было представить, что публика пойдет на «Педагогическую поэму» Макаренко. Поэтому мы облекли ее в форму, интересную для молодежи, то есть в мюзикл. 10 декабря исполнилось пять лет со дня премьеры. У нас прошло больше 150 показов этого спектакля, и за все время на него не было ни одного непроданного билета. Приходят по 5-6 раз — подростки, взрослые, идут семьями. Именно «НЭП» доказывает, что для молодых по-прежнему важны такие понятия, как дружба, честность, порядочность, любовь, — им нужна вера в какие-то идеалы. Я вообще заметила, что за последние десять лет в нашем театре сильно поменялась аудитория, причем однозначно в лучшую сторону. Она разновозрастная, разносоциальная, но это интеллигентная, думающая публика, которой интересны умные, серьезные спектакли, спектакли-размышления.

«НЭП» — не единственный мюзикл в «Глобусе», не так ли?

Да, два года назад мы выпустили «Вестсайдскую историю» — и, кстати, единственный театр в России, где идет этот мюзикл. Моя очередная рискованная затея — захотела и сделала. В этом году спектакль стал номинантом национальной премии «Музыкальное сердце театра» — по восьми номинациям.

А какая из ваших затей, по собственному ощущению, была самой рискованной?

Их не сосчитать. (Улыбается.) Например, на прошлый Рождественский фестиваль привозила «Короля Лира» в постановке Льва Додина. Сам Лев Абрамович мне звонил и спрашивал: «А вы не боитесь? Все-таки спектакль для европейских фестивалей». Но я решила — пусть это будет моим профессиональным риском.

И как, он оправдался?

Оправдался. Хотя, конечно, не каждый зритель готов к восприятию столь необычных спектаклей. Но фестиваль призван еще и воспитывать публику. Самое главное — не застывать в своей скорлупе, не сидеть сиднем и не думать: «Ах, какие мы великие!» Хорошо, когда есть возможность увидеть что-то другое, сравнить и понять, что есть еще к чему стремиться. Это ценно и для меня как для руководителя, и для наших актеров, которых я вижу на всех спектаклях фестиваля, и для публики. А иногда можно что-то посмотреть и увидеть, что и самим есть чем гордиться. Но чтобы это понять и чтобы это поняли другие, как раз и необходим такой фестиваль.

Что ж, Татьяна Николаевна, единственное, о чем остается сожалеть, — не все на фестивале удалось посмотреть, слишком много событий происходило одновременно.

Даже я не смогла все посмотреть. (Улыбается.) Возможно, стоит быть избирательнее при составлении программы. Но мне интересен широкий размах. И судя по полным залам, нашей публике тоже.