Сияние столичной рампы

20 декабря 2002

Людмила Чиркина, «Континент Сибирь»

В новосибирском театре «Глобус» состоялась премьера спектакля «Бульвар преступлений» в постановке Александра Галибина. Театралы знали, что их ждут откровения о месте художника в театре. Самые компетентные зрители утверждали, что проект задуман как прощальный и Галибин уже в начале следующего года покинет «Глобус».

Новосибирские зрители уже привыкли занимать места на сцене. В «Молодом Давиде» (НГАТОиБ) публика теснилась на специально собранной конструкции ради объемности стихии музыкального театра (перед глазами — актеры, внизу — музыканты, хор — вверху) и ради размаха самого действа (зрительный зал исполнял роль пустыни). В «Роберто Зукко» («Красный факел») театралов загнали на впопыхах изготовленные ярусы ради пущей экзистенциальной оторванности от реальной жизни. На спектакле «Бульвар преступлений» публику втянули в действо, заставив исполнять бессловесную роль публики.

Поворотный сценический круг, на котором разместили зрителей, доставлял гостей театра прямо к очередной мизансцене. Прибавьте к этому музыку Моцарта, световые и звуковые спецэффекты, бурные аплодисменты (из динамиков) в заполненном манекенами зрительной зале (в первом отделении актеры раскланивались ненастоящей публике, спиной к реальной, во втором манекенов убрали).

В общем-то, пьеса Шмитта — об известном французском актере Фредерике Леметре. Но философски обрамленную биографию театрального мэтра уже ставили в «Старом доме» (тогда Актера играл Анатолий Узденский). Впрочем, литературным источником того спектакля была другая пьеса — «Кин IV» Григория Горина, а основная тема — актер и власть. Пьеса Шмитта об Актере, легенде французского театра. Спектакль «Глобуса», по словам режиссера-постановщика Александра Галибина, «это романтическая, сентиментальная, мелодраматическая история о театре Это гимн тем людям, которые, не жалея душу и сердце, каждый день выходят на сцену».

Публику допустили в закулисье. Позволили увидеть, как сталкиваются независимость, чувство человеческого достоинства с необходимостью подчиняться тем, кто имеет власть и деньги. Здесь флиртуют, влюбляются, ссорятся. Здесь сталкиваются в жестоком поединке за главные роли молодых героинь стареющая прима Мадмуазель Жорж (Ольга Стебунова) и вульгарная, но неотразимая красотка, которую, впрочем, за глаза считают бездарной актрисой (Ирина Камынина).

За кулисами актеры часто рассуждают о своем призвании. «Любой нормальный человек всегда хочет быть самим собой, а актер себя настоящего и не знает, потому что он всегда играет, лицедействует». Это слова Фредерика Леметра. Он же произносит страстный монолог о Публике. Ради ее аплодисментов, криков «Браво!», ради ее смеха и слез выходит он на сцену. «Но, уважаемая публика, оставьте сцену актерам!» И верно, зачем нам, зрителям, закулисная жизнь?

Фредерик Леметр в исполнении Павла Харина хорош. Когда он впервые появляется на сцене, стройный, в элегантном костюме (художник Ирина Чередникова), с белозубой улыбкой, на какой-то миг кажется очень похожим на молодого Бельмондо (именно для него была написана эта роль). Он куражится, этот веселый повеса, влюбленный, смелый и всеми любимый.

Через 10 лет после своего триумфа Фредерика Леметра, оказавшегося на улице, приводят в театр проститься со сценой, подышать запахом зрительного зала и кулис. И Актер уходит в вечность, поднимаясь вверх по ступеням зрительного зала, — высокий брюнет в белой рубашке. Когда открывается дверь в фойе, он растворяется в необыкновенном сиянии (спасибо художнику по свету Глебу Фильштинскому).

Некоторые театралы увидели в этом сиянии свет столичной рампы.