Новый Макаренко: верим или не верим?

13 апреля 2005
Светлана Новикова-Ганелина, «Российская газета»

В Новосибирске идет мюзикл по «Педагогической поэме»

Новосибирск — город мо­лодой: всего каких-то 111 лет. Однако театры в нем старые. Говорят, если б не теат­ры, город был бы совершен­но другим: большой строительной площадкой. Моло­дые люди довоенных лет пи­сали в сочинениях, что хотят объясняться в любви, как ге­рои на сцене. Любимых арти­стов знали в лицо, и даже в деревнях их фотокарточки стояли на комодах.

Сегодня театров в городе десять, а с малыми студиями и антрепризами — все пятнад­цать. Интересно, что первым стационарным театром Ново­сибирска стал ТЮЗ. В 1929-м пионеров Западной Сиби­ри собрали на слет. Обсудив важные государственные задачи, слет обратился к прави­тельству с просьбой создать театр для детей. В самом Новосибирске делать это было некому, и просьбу передали главному специалисту по детскому театру, создателю Ле­нинградского ТЮЗа, режис­серу и педагогу Александру Александровичу Брянцеву. Брянцев бросил клич добро­вольцам, и пятеро его учени­ков и сподвижников уехали в Сибирь делать Краевой за­падно-сибирский театр...

Теперь это знаменитый мо­лодежный театр «Глобус». Он имеет большое нелепое здание в форме парусного ко­рабля и звание академиче­ского. Если верить Стани­славскому, срок жизни теат­ра — лет15–20. В таком слу­чае, «Глобус», которому 4 ап­реля исполняется 75, прожи­вает уже четвертую или пя­тую жизнь. И в отличие от многих ТЮЗов, в душе жела­ющих быть «как большие», не стесняется оставаться ре­бенком — работать для детей и с детьми. Дети реально впи­саны в его структуру, они не только в зрительном зале, но и в репетиционных комнатах, и в длинных коридорах закулисья. Одни занимаются во­калом и хореографией, выхо­дят на сцену в спектаклях. Других готовят в «професси­ональные театралы»: пока­зывают устройство сцены, работу цехов. После чего в огромном фойе театра появ­ляются детские рисунки с го­ворящими названиями: «Ра­бочие сцены», «Подготовка к «Трем толстякам», «На смешном спектакле», «Кос­тюм Осени».

По части менеджмента, организации театрального процесса «Глобус» считается настоящей театральной ака­демией. Его сделала таким твердая, даром что женская, рука директора Марии Ревякиной. Когда Олег Табаков принял руководство МХАТом, он переманил Ревякину в Москву, в директора Худо­жественного театра. С того времени кораблем «Глобуса» управляет Татьяна Людмилина. Существуют разные точки зрения на то, кто дол­жен стоять у театрального руля. По сложившейся у нас традиции, успех театра опре­делял художник, художест­венный руководитель (или главный режиссер). Ленинградский Театр комедии был театром Акимова, БДТ — теа­тром Товстоногова, Моссове­та — театром Завадского и т. д. Лицо театра, стиль, художественную программу формировал, прежде всего, худрук. Именно он был ду­шой театра-дома, а директор обеспечивал «материальную часть». Сейчас во главе мно­гих театров стоят директора. Они могут приглашать на по­становку любых режиссеров. И это прекрасно: труппа ос­ваивает разные стили, требо­вания, а зритель получает возможность выбирать по своему вкусу. Но есть опасе­ние, что отсутствие художе­ственной концепции и посто­янного режиссерского при­гляда за состоянием спектак­лей рано или поздно скажет­ся на лице театра.

За то время, что в «Глобу­се» нет главного режиссера, ничего плохого пока не произошло. «Директорский ко­рабль» без пробоин обходит рифы. Труппа живет насыщенной творческой жизнью, без простоев, разрушитель­ных для актерского организма. Перед Новым годом театр выбросил главный свой ко­зырь: музыкальный спектакль «НЭП» Елены Сибиркиной по «Педагогической поэме» Макаренко (музыкальный руководитель и ди­рижер Алексей Людмилин, режиссер-постановщик Алексей Крикливый). Театр назы­вает его первым сибирским мюзиклом (не знаю, может, так оно и есть?) и забавно расшифровывает аббревиатуру: Новое Экономическое Поколение.

«НЭП» наверняка войдет в число легенд «Глобуса». Это острые драматические конфликты, мощный драйв, вызывающий открытое сопе­реживание зала, отличная хореография (хореограф Эдвальд Смирнов из Петербурга). Что поделаешь, вспоминая замечательный фильм «Республика ШКИД» с Сергеем Юрским, ждешь снова суперобаятельного, пламен­ного Макаренко. Однако Макаренко Евгения Важенина — не более чем положительный персонаж. Ну нет в нем харизмы! И потому сцена, где он своим личным примером безнадежную вроде бы шпану приучает к труду, кажется сладким сновидением. Стоило ему взять в руки топор и самому приняться за рубку дров, как орава детей бандитов в миг перевоспитывается. Колонисток, быстро ставших шелковыми, нарядили в белые костюмы с красными косынками — ну просто советские ангелочки! В спектакле много комических моментов, хорошо поставленных и исполненных жанровых сценок с драками и массовым гуляньем на ярмарке. Самое главное для зрителя — не очень придираться к наиву слишком скорой переделки подпорченного человеческого материала.