Новосибирский вклад в мировой мумитроллизм

1 октября 2010
Марина Вержбицкая, «Новая Сибирь»

В «Глобусе» ставят театральную версию приключений янссоновских муми-троллей

Вячеслав Тыщук: Наши родители всегда создают некую идеальную вселенную, из которой нам надо выйти, чтобы повзрослеть

Советские малыши и подростки поглощали переводную детскую литературу тоннами. Собирали макулатуру, тащили вместе с родителями в пункт приема и получили в подарок драгоценные переводы шведских, английских, французских, американских, финских авторов. Среди этих выстраданных томов непременно была книга Туве Янссон — финской писательницы и художницы, писавшей на шведском языке и получившей всемирное признание благодаря необычным и трогательным муми-троллям. Туве Янсон настаивала на том, что в первую очередь она художник, расписывала церковные алтари и стены общественных заведений, создавала фрески для мэрий и школ, иллюстрировала книги Толкиена и Кэролла, а мир сходил с ума от ее мумий-книг...Впервые изображение муми-тролля было опубликовано в карикатуре в финском журнале Garm в 1940 г. Через пять лет появились «Маленькие тролли и большое наводнение», а вскоре и прославившая создательницу повесть «Муми-тролль и комета», в которой было дано подробное описание Долины муми-троллей, ставшей местом действия большинства последующих историй.

В Новосибирске свой вклад в мировой «муми-бум» внесут режиссер Вячеслав Тыщук (Москва) и артисты театра «Глобус». 6–7 октября на большой сцене театра состоится премьера спектакля «Муми-тролль и комета» по одноименному произведению Туве Янссон. О тонкостях новой версии старой сказки режиссер спектакля рассказал накануне премьеры:

 Вячеслав, почему вы выбрали для своей очередной постановки Новосибирск?

 Я выбрал Новосибирск давно — когда поступил в НГУ на механико-математический факультет, который успешно закончил. Потом я еще год учился на актерском факультете у Анатолия Ахреева. После чего мы втроем с друзьями из Новосибирска отправились на Аляску заработать денег. Свой заработок я потратил на то, чтобы выучиться в ГИТИСе. Кстати, часть ребят из театрального училища, с которыми я учился, теперь работают в «Глобусе», да и с Анатолием Владимировичем я поддерживаю связь. Город я знаю и очень люблю. Он изменился, стал цивилизованнее и чище. А, может, это я поменялся. В любом случае, сейчас Новосибирск мне очень нравится. Так что приехать сюда, чтобы поставить спектакль, было очень логично.

 Чем был обусловлен выбор материала?

 Театру был интересен детский спектакль, а у меня на примете как раз был подходящий материал. Эта история очень сильно попадает в меня как в человека. В сказке Туве Янссон человеческие ценности проходят проверку таким мощным обстоятельством, как конец света: к муми-троллям летит комета, которая должна разрушить всю Землю. Это все очень похоже на нашу жизнь. В жизни любого человека изначально заложен драматизм: ведь не было таких людей, которым бы удалось жить вечно. И периодически наступает момент, когда надо понять, ради чего ты вообще живешь, какая игра стоит свеч?! Именно эта философия, конечно, в игровой, радостной и иногда даже наивной форме реализована в нашем спектакле. Кстати, существует две редакции «Муми-тролля и кометы». Их отличают даже нюансы сюжета. Так, в одной версии Муми-тролль идет искать комету сам, а в другой — Муми-мама и Муми-папа договариваются отправить сына в путешествие, потому что он очень боится кометы. Это, конечно, две совершенно разные установки. В нашем спектакле Муми-тролль уходит сам. Есть такая известная мифологема — мальчик уходит из дома в лес, чтобы, встретившись с опасностью, стать взрослым. Когда он встречается со страхом лицом к лицу и побеждает его, у него появляется невеста. Вот такая мощная архетипическая история. Но когда говоришь про философию, глубинные смыслы, надо понимать, что в нашем случае эти смыслы очень живые: они входят в драматическую ткань как игра и будут восприниматься зрителем уже как некий эмоциональный опыт.

 На какую аудиторию рассчитана ваша версия «Муми-тролля и кометы»?

 С детьми можно разговаривать по-разному. Иногда есть ощущение, что взрослые пытаются говорить на детском языке, сами не понимая, что это за язык. Я бы очень не хотел ставить такие сказки. Мне кажется, наш спектакль будет интересен как детям — поскольку главные герои все-таки детские персонажи, так и взрослым. В постановке присутствует очень мощный централизующий образ идеальной семьи. В ее жизнь входят определенные обстоятельства. Эти обстоятельства что-то меняют, и семья распадается. Правда, потом герои снова воссоединяются. Может быть, слова, которые я сейчас скажу, звучат несколько трафаретно и не обладают должной эмоциональной насыщенностью, но в центре спектакля — образ семейного счастья. Именно эта ценность проходит испытание кометой.

 Расскажите о сценографии спектакля.

 Моя мама очень любила Чехова, так что все, что окружало мой детский и подростковый мир, было пропитано культурой русской усадьбы. Но когда ты выходил на улицу, то попадал в подворотню — в совсем другую обстановку. «Муми-тролль и комета» — для нас как раз такая история, где мама Муми-тролля первый раз отпускает его из идеального семейного гнездышка. Так что на сцене будет семейный европейский мир, где все очень чисто и уютно. Наши родители всегда создают некую идеальную вселенную, из которой нам надо выйти, чтобы повзрослеть и встретиться со многими опасностями и препятствиями. Именно эта мысль была заложена в декорации.

 Как вам работается с труппой?

 Изначально «Муми-тролль и комета» — прозаическое произведение. Так что я написал некую пьесу, которую мы вместе с актерами дорабатывали, сокращали и дополняли. Это кропотливая работа. Приятно, что ребята открыты к сотворчеству, мы придумывали спектакль вместе. Для режиссера это всегда очень ценно.

Решаем вместе
Сложности с получением «Пушкинской карты» или приобретением билетов? Знаете, как улучшить работу учреждений культуры? Напишите — решим!