Нина Чусова: «Актер должен быть „болен”»

15 ноября 2006
Людмила Смирнова, «Молодость Сибири»

В молодежном театре «Глобус» модный столичный режиссер Нина Чусова взялась за постановку гоголевской «Женитьбы» (премьера состоится уже на этой неделе).

Все ее спектакли удивляют, неизменно привлекая внимание как пуб­лики, так и критики. Недавняя «Гроза» в «Современнике» пора­зила выбором актеров на глав­ные роли (Елена Яковлева в ро­ли Кабанихи и Чулпан Хаматова в роли Катерины).

 Нина Владимировна, чем удивите зрителей?

 Любое произведение, кото­рое берет к постановке режиссер, отражает его сегодняшнее отно­шение к миру, его мировоззрение. Действие «Женитьбы» мы пере­несли в 60-е годы, во времена от­тепели. Получился рассказ о на­ших родителях, о том, что они пе­реживали. Вдруг пришла надеж­да, и все потянулись к новой жиз­ни. Мне само слово это нравится: «оттепель». Люди наконец-то созрели, чтобы что-то поменять! Появился росток будущего. И по­чему у людей не получается? Мы ведем психологическое расследо­вание: чего им не хватает? Что с ними не так? Почему они не могут обрести друг друга и найти счас­тье? В «Грозе» мы тоже искали пограничное состояние, то есть брали не нормальную жизнь, а жизнь «на грани». Мне вообще хочется, чтобы актер, выходящий на сцену, был чем-то «болен», то есть был в состоянии психологи­ческого неравновесия. Качнутся эти весы в одну сторону или в другую — и что-то случится. Он на грани счастья и несчастья. В «Женитьбе» это именно так.

 Мы все помним пьесу Го­голя, и знаем, что главный герой так и не решился совершить судьбоносный шаг. Это уклады­вается в вашу концепцию?

 Ну да, существует вечный вопрос: «Почему же Подколесин выпрыгнул в окно?» У нас он то­же выпрыгнет, но у него будет момент левитации от любви.

 То есть он научится ле­тать?

 Полетает! Он сумеет пре­одолеть земное притяжение, но оно же, в конечном итоге, побе­дит. Не сможет он переступить через себя. В реальной жизни мы не летаем, а ходим. Мы обеспоко­ены нашим материальным благо­получием, у нас много бытовых проблем, которые нас тяготят и прижимают к земле. Любовь от­крывает в человеке невероятные способности. Но их-то мы и боим­ся. В итоге мы боимся счастья! Человек думает: «А что же я бу­ду делать, если это кончится? Лучше я не буду знать этого ве­ликого и светлого чувства, чем, познав его, опять упаду вниз». Мне хочется еще раз своим спектаклем сказать: это неправиль­ная установка. Лучше испытать это чувство, не надо бояться его! В наше жесткое время мы, когда говорим слово «любовь», то под­разумеваем сексуальные отно­шения. Но на самом деле это что-то другое. К сожалению, про ЭТО мы забыли. Поэтому я не стала переносить хрупких гоголевских героев в наше время — толстоко­жее и циничное. Они там, где еще есть надежда оторваться от зем­ли. А без этого чувства мы стано­вимся роботами. И для меня важ­но донести это до зрителя.

 А почему все же вы оста­новили свой выбор на пьесе Го­голя?

 Я ставлю уже четвертую пьесу Гоголя. И каждый раз Го­голь «возникает» в переломные моменты моей жизни. Я чувст­вую, что и после этой постановки что-то в моей жизни поменяется.

 Вы ведь были актрисой и когда-то тоже играли в «Же­нитьбе». Интересно, кого?

 Ой, я была молодая и игра­ла Дуняшку. И возмущалась, что там нет индивидуальности. В нашем спектакле у каждой, да­же самой маленькой роли, есть судьба. В «Глобусе» артисты от­крыты для такого поиска. И это очень радует.

 Кто исполняет роли?

 Оля Цинк — Агафью Тихо­новну, Слава Кимаев — Подколесина, Илюша Паньков — Кочкарева, Наташа Орлова — сваху... Женихи: Евгений Важенин, Юрий Соломеин, Денис Малютин... Я считаю, что это — звездный со­став. Каждый артист уникален.

 Вы знаете, в свое время, беря интервью у Станислава Садальского, я услышала в ваш адрес слова: «Она гениальна». Сегодня и в «Глобусе» раздают­ся такие же высказывания в ваш адрес. Что скажете по это­му поводу?

 Да ничего не скажу. Хорошо, что вы мне сейчас повышаете са­мооценку, это всегда радует, осо­бенно накануне премьеры. Но на самом деле я так привыкла к раз­ным мнениям, что уже хочется просто заниматься своим делом, чтобы это приносило результат. Любой режиссер имеет право и на взлет, и на падение. Иначе это бу­дет уже не творчество. И я не со­бираюсь все время нести флаг под названием «гениальность». Иногда его можно и поставить в сторонку. А вообще, самое главное мнение — это мнение зрителей. Именно они расставят все точки над i.