Финальные аплодисменты: как новосибирцы простились с актёром театра «Глобус» Лаврентием Сорокиным

30 августа 2021

Алена Истомина, «Сиб.фм»

С кем актёр провёл свои последние дни и какой подарок Сорокин сделал любимому театру уже после смерти читайте в нашем фоторепортаже.

В субботу, 28 августа, новосибирцы простились с актёром новосибирского театра «Глобус», заслуженным артистом России Лаврентием Сорокиным. Артист скончался в возрасте 60 лет от рака. Проститься с великим актёром пришли артисты новосибирских театров, деятели культуры, чиновники и простые зрители. Как Новосибирск простился с великим артистом — смотрите в фоторепортаже Алёны Истоминой.

При входе в «Глобус» начинает давить непривычная для этого популярного театра тишина. Тихо не от страха или пустоты — тут собрались не меньше 250 человек, а то и больше. Это тишина великой скорби и уважения.

Мы все так привыкли видеть Лаврентия Сорокина в спектаклях, что его гроб на сцене кажется очередным новаторским спектаклем. Вот сейчас, ещё чуть-чуть, он откинет крышку, мощно засмеётся и польётся его очередной обличающий монолог. Кого вам надо в этот раз: героя-любовника, ворчащего деда, мошенника или лгуна? И влюбит в любую свою роль. Но нет, чудо не будет — и сегодня Сорокин сыграл свою последнюю роль. Роль под финальные аплодисменты.

Возле гроба — ворохи цветов и настоящее сокровище — «Золотая маска», которую Сорокин получил в 2015 году за роль в постановке «Крейцерова соната». Люди сидят на ступеньках, плачут, обнимаются. Несколько человек выходят из зала и снова возвращаются, уже с сухими глазами.

Люди встают. Долгие, громкие, неистовые овации, к которым так привык Сорокин. Монотонный серый голос бубнит биографию артиста. В нескольких минутах — целая жизнь гения, таланту которого было давно тесно в Новосибирске. Но он жил тут и играл в своём любимом театре.

«В Лаврентии Анатольевиче Сорокине жила душа подлинно большого художника. Броская, контрастная, порывистая, — объясняют в театре. — И в то же время тонкая, надрывная, иногда совсем беззащитная. Театральному миру Новосибирска повезло приобрести такого артиста. Видеть его боль и страсть на сцене. Наблюдать многогранность его увлечений и талантов: театр, режиссура, педагогика, литература, поэзия, юмор. Спасибо, что был с нами, наш мудрый сорванец! Лети в лучший мир, найди туда дорогу! А мы будем помнить тебя разным, великим, каким ты никогда не боялся быть».

«У каждого свой Лавр, и у министра тоже есть такие, — признаётся министр культуры Новосибирской области Наталья Ярославцева. — Он мог шутить со мной, а мог злой прийти и сказать: „Министр, ответь, как жить артисту, у которого семья, у которого дети? Как ему зарабатывать?“ Это была его гражданская позиция. Он был разным, для каждого свой. Но Лавр тем не менее — один из самых великих актёров, на которого равнялись, которого слушали. Шутки которого попадали и ранили больно иногда. Может даже злили, но это здорово даже».

«Бессмысленно что-либо говорить, потому что утрата невосполнима, — считает председатель Союза театральных деятелей Новосибирска Сергей Афанасьев. — Для близких, для нас для всех, для друзей, для театра. Ушёл большой, громадный артист. Удивительный друг, настоящий мужчина, солдат, боец, герой. Всю жизнь он сражался, сражался за свой театр, который любил, который носил в своём сердце. Сражался с этой страшной болезнью, до последнего дня. Понимая всё, кстати, он так и не смирился. Сражался и побеждал. Несмотря на то, что это нелепая, глупая, несправедливая смерть. Ему было важно победить, для себя, и для нас, и для театра».

Афанасьев вспоминает, что Лаврентий сыграл всего одну роль в его спектакле — священника. И потом всегда, когда судьба сталкивала двух деятелей, Сорокин при виде Афанасьева называл себя «убитым священником».

«Мне кажется, что он был „неубитым священником“, — подчёркивает Афанасьев. — Он был настоящим святым человеком. Честным, порядочным, хотя внешне часто производил впечатление большого хулигана. Но это не мешало ему нести в своём сердце ту святость, то настоящее человеческое отношение к театру, к близким, за которое мы все любили. С памятью тебе, Лавруша. Спасибо тебе за то, что ты дал нам возможность жить в одно время с тобой, в одном городе с тобой, с таким замечательным человеком и артистом».

Наступает тишина, ведущий уже собирается объявить, чтобы люди расходились, как вдруг с зрительного зала к микрофону бежит молодой артист «Глобуса» Руслан Вяткин.

«Я называл его батей, всегда, — начал Вяткин. — Любил слушать его стихи. Сейчас прочитаю несколько батиных строк. Некоторые находящиеся в зале знают их не понаслышке:

Ветка рябины упала на грудь,

Ветка березы упала на грудь,

Ветка осины упала на грудь,

Падают ветки и грудь теребют.

Спасибо тебе за всё, отец».

«С Лавром мы сидим... Сидели в одной гримёрке, и у нас были свои отношения. Тёплые, очень дружеские — по-актёрски, — рассказывает артист Евгений Важенин. — Встречались всегда — вместо приветствия анекдот. Новый год, в гримёрке никого не было. Он меня обнял, говорит: „Прости меня“. За что? „Да за всё“... Светлая тебе память!»

«Лавр, дорогой, ну вот ты и ушёл, — произносит актриса Ирина Камынина. — Тебе сейчас легко, тяжело тем, кто остался без тебя здесь. Я всё-таки верю в смерть, верю в переход. И верю, что ты сейчас стоишь здесь, видишь, улыбаешься и хочешь сказать людям: не плачьте, я рядом. Спасибо тебе, ты был очень крутой партнёр, очень глубокий человек, и я желаю тебе светлого пути».

К сцене подходят десяток ребят в чёрных майках"Сорокинцы" — это единственные ученики актёра.

«Мы единственный курс, который он выпустил. И, конечно, мы хотим ему сказать огромное спасибо за то, что он поверил в нас — в немолодых, не очень способных людей, которые так же, как он, любят театр», — говорит одна из актрис.

«Он невидимым был всегда с нами. Он отдал нам всего себя. На третьем курсе, когда он снова заболел и ему пришлось ехать в Германию. Не зная диагноза, мы понимали, что это очень непросто. Но он совершил чудо, он вернулся к нам. Он закончил с нами, он выпустил нас. Мы сыграли замечательный спектакль... Лаврентий... Он всегда с нами», — продолжает другая ученица.

«Я ещё хочу сказать, что потрясающий, известный всем актёр, которого все так любили, последнее время был один. Давайте дарить любовь друг другу при жизни. И я думаю, что он с этим согласен», — женщина плачет и не может закончить мысль.

Последние дни жизни актёр провёл вместе со своей бывшей женой Марией Соболевой и сыном Григорием. Именно об этих последних днях и рассказывает актриса. 

«Он уже когда лежал, спрашивал меня: „А я теперь не могу ходить, как ты думаешь, я смогу играть? Может, в этом вот спектакле“. Это было за пять дней до смерти».

«За три дня — это последний завтрак, когда он мог сидеть, он говорил: „Знаешь, о чём я задумался? О театре“. За три дня... И я замолчала. Он: „А ты чего замолчала?“ А я думала о том, что он в такой момент думал о театре. Понимаете, да, что для него значил театр?»

После прощальной церемонии, когда тело актёра увезли, над «Глобусом» донеслось удивлённое:«Подождите, родственники «Золотую маску» забыли, такая ценная вещь". И кто-то ответил, что маску родственники решили оставить в театре — как последний посмертный подарок от Сорокина любимому театру.