Бремя страстей человеческих

5 апреля 2002

Людмила Чиркина, «Континент Сибирь»

В новосибирском театре «Глобус» состоялась премьера пьесы «Маркиза де Сад» в постановке московского режиссера Игоря Лысова. Кажется, одноименная пьеса Юкио Мисимы написана исключительно для чтения: на сцене совершенно нет движения, герои добираются до сути страсти и желания в пространных монологах. Лысову как-то удалось сделать виртуальный театр Мисимы действительным, а постановку — по-настоящему эротичной.

Главная героиня, маркиза де Сад, говорит о своем скандально знаменитом муже: «Из тьмы злодейства он извлек сияние, из мерзости и грязи сотворил возвышенное». Так и есть. Маркиз де Сад, давший имя извращенному сексуальному наслаждению, с кнутом, с кровью, страданиями, дал еще и образец раскрепощения духа и плоти человека, когда он остается один на один со всем мирозданием — без веры, без морали, без любви.

На сцене шесть женщин — разных по возрасту, по взглядам, с разной репутацией в обществе. Но все их чувства, мысли, слова — о маркизе Альфонсе де Саде. Среди этих женщин жена, любовница, мать жены, служанка, приятельницы. Это не только поклонницы и единомышленницы маркиза, но и его враги. Как молитвенник, читают они его книгу, написанную в тюрьме (кто благоговейно, кто с любопытством, кто со страхом и отвращением). Они передают эту книгу («Сто двадцать дней Содома»?) из рук в руки, как талисман, и все они заряжены его страстью, как электричеством. Ток этот ощутим и для зрителей.

Сцена оформлена по-японски просто. Два чудесных белых веера во весь «задник» раскроются к появлению главной героини. На сцене несколько белых конструкций, похожих на кресла с очень высокими спинками, которые могут быть и ложем любви, и лестницей в небо, и местом распятия. На эти кресла поднимаются в исступленной страсти и холодная, будто бы добродетельная Рене де Сад, и ее совершенно отчаявшаяся мать госпожа де Монтрей, и блудница графиня де Сан-Фон. Даже святая дева баронесса де Симиам пытается вскарабкаться на них. Служанка Шарлотта исступленно совершает вокруг кресел какой-то странный танец (позднее, после страсти и блаженства, она успокоится, просветлеет и этот танец приостановит).

Шесть талантливых актрис составляют слаженный ансамбль, легко переходят от фарса к высокой трагедии и обратно, от архаичного стиля к современному разговорному языку, от бойких реплик к философским монологам. И все же самые трудные роли выпали актрисам Ирине Савицковой (маркиза де Сад) и Елене Ивакиной. Графиня де Сан-Фон Елены Ивакиной своей страстью, своим безоглядным отвержением всяческих догм (даже богохульством), своим прекрасным обнаженным телом убеждает, что она имеет право на свободу выбора. Во втором акте графиня, прикованная к позорному столбу, кажется эротическим знаменем. На поклон она выходит в алом с золотым шитьем кимоно, символизируя собой красоту и страсть.

Впрочем, в финале спектакля страсти поутихнут, героини изменят свое отношение к маркизу де Саду, которого после французской революции наконец-то освободят из тюрьмы. Но любящая жена, хранившая маркизу верность все 19 лет его заключения, не пустит его в дом, а потом и вовсе уйдет в монастырь. Упадут белые веера, останется только величественная музыка Романа Столяра.