Между прошлым и будущим

10 апреля 2000
Яна Колесинская, «Честное слово» 

«Поднимем занавес, пускай они войдут...» — так называются «Пять вечеров», на которых будут встречаться те, кто творил историю театре «Глобус». На прошлой неделе состоялся вечер первый — «ТЮЗ 30–40-х».

Чудесной аурой обладает госте­вая театра «Гло­бус». В ней хо­рошо собирать­ся, чаевничать, общаться, не замечая, как летит вре­мя — время дня, время года ли, время многих лет. А оно летит, не спрашивая тех, кто рисует его облик. Они уже прожили целую жизнь, люди, что встретились здесь сегодня снова, много лет спустя. Среди них был один человек, который творил историю родного театра с самого первого его дня — 10 июля 1930 года.

Тогда состоялся первый спектакль ТЮЗа — «Тимошкин рудник», поставлен­ный ленинградцами, основавшими ТЮЗ. Юная Зоя Булгакова закончила сту­дию при театре и была принята в труппу. Но в спектакле, давшем начало истории ТЮЗа, роли она не получила. Не было там детских ролей, а при ее крохотном росте, при ее звонком груд­ном голоске играть любую другую роль было бы неле­по. Как она переживала тогда! Как боялась, что так и останется в театре невос­требованной! Но этот эпи­зод был единственным в ее творческой биографии. История ТЮЗа связана прежде всего с Зой Федо­ровной Булгаковой — зна­менитой сибирской травес­ти (наша газета писала о ней не раз). И те, кто сего­дня делился воспоминания­ми с друзьями и коллегами, обращались прежде всего к Зое Федоровне: «А помни­те, как я вместе с вами...»

Сначала они были юны­ми зрителями. Лилия Метелева вспоминает свое дет­ское впечатление от спек­такля «Хижина дяди Тома», в котором Булгакова игра­ла Топси: «Я даже зажмури­вала глаза, отворачивалась от сцены, так мне было страшно за Топси». Через много лет она сама играла в этом спектакле: из благо­дарной зрительницы вы­росла актриса. «Я даже под­ражала Зое Федоровне в жизни, — призналась она, — копировала ее походку». — «Покажи, милая», — засмея­лась Зоя Федоровна, и ее младшая коллега, у кото­рой у самой давно уже на­родились внучки, тут же продемонстрировала эту юношескую походку, остав­шуюся с Зоей Федоровной по сей день, — стремитель­ную, энергичную. Немного конфузясь, помогая себе приветливо-извиняющимся смехом, словно не про­фессиональная актриса, а застенчивая зрительница выступала перед аудитори­ей. Лилия Леонидовна Метелева, такая же малень­кая, хрупкая, как Зоя Федоровна Булгакова, говорила: «В „Снежной королеве“, когда вы немного приболе­ли, я играла за вас Герду», а Зоя Федоровна воспроти­вилась возвеличиванию своей персоны: «А потом, когда я ушла из театра, ты стала постоянно играть Герду...»

Зоя Федоровна Булгако­ва этой зимой отметила 85 лет. Ее младшие поклонни­цы, впоследствии ставшие коллегами, давно вступили в пенсионный возраст. Главное воспоминание, греющее их, — какое огром­ное воздействие оказывал тогда на детей волшебник ТЮЗ. В спектакле «Петушков-младший» Зоя Булгако­ва играла главную роль — мальчишку, который «увле­кался художествами». Обес­покоенные родители зво­нили потом в театр, возму­щались, что их чада изри­совали дома все стены, это вредный спектакль, надо его запретить. А в другом «вредном» спектакле, «Хи­жина дяди Тома», когда Топси бежала по проходу, спасаясь от преследовате­лей, юные зрители крича­ли: «Не бойся! Мы спрячем тебя!» Потом кидали Топси цветы, их поднимали и дру­гие актеры, и одна разгне­ванная пятиклассница крикнула: «Это не вам!» После спектакля она явилась к директору театра и обратилась с проникновен­ной речью: «Зачем вы дер­жите в театре этого рыжего злодея?» Странный ди­ректор стал смеяться. Этот случай заменил ему десяток критических статей.

Организаторы встречи придумали удачный ход, подчеркнувший преемст­венность поколений, не­прерывную связь и взаимо­действие исторических от­резков на одном общем пу­ти — пригласили выступить на вечер участников дет­ской театральной студии при ДК Октябрьской рево­люции. Ребятишки пере­неслись на десятилетия на­зад и сыграли своих ровес­ников — гостей вечера та­ких, какими они были тог­да. «Это я была на том спектакле!» — решительно вы­крикнула девчонка с косич­ками, та самая, что требо­вала у директора уволить «рыжего злодея». Вслед за этим самая волнующая сцена из «Снежной королевы» — встреча Герды и Кая в ле­дяном замке — ожила перед глазами. Помните, какими вы были?

Как тогда было... Какие тогда были... Ностальгия по прошлому томила души собравшихся. Екатерина Куршева, партнерша Зои Булгаковой по сцене, вспо­минала спектакль «Снежная королева», сверкаю­щие декорации, отсветы на бутафорских льдинах, мер­цания то голубцу, то розо­вых гротов: «Дай бог, что­бы сейчас было такое оформление, какое тогда, и чтобы взрослые с таким же удовольствием смотрели детские спектакли, как тог­да». Это пожелание можно чуть-чуть скорректировать: чтобы сегодня ощущали те­атр так, как она тогда. При­том, что «Глобус» стремительно развивается. Его техническое оснащение опережает среднестатисти­ческое время; звук, свет, декорации — из области фан­тастических грез артистов прошлого. Это уже далеко не то «оформление, как тогда», но взрослые по-прежнему смотрят спектак­ли вместе с детьми. И без детей — тоже. Просто ТЮЗ тех лет, эпохи молодости его будущих ветеранов, ос­танется для них эталоном театра. Как сегодняшний «Глобус» будет эталоном для следующего поколе­ния, кто сегодня в нем только начинает. Но это случится уже в XXI веке...