Былое, друзья и думы

10 марта 2000
Яна Колесинская, «Честное слово»

В рамках юбилейного проекта «Пять вечеров» в театре «Глобус» перелистнули еще одну страничку истории становления Новосибирского ТЮЗа — «Духовная близость. Духовная радость. ТЮЗ 60-х—70-х».

Три театра отмечают в этом сезоне юбилейную дату, но только «Глобус», не удовлетворяясь обязательным официозом, осуществляет развернутую театральную программу, призванную воссоздать историю театра, соединить ее с современностью. Режиссера Владимира Кузьмина, руководившего ТЮЗом с 1959 по 1971 годы, очень хорошо помнят сегодня новосибирские актеры. Встреча в гостевой «Глобуса» стала оживленным, искренним, эмоциональным общением ветеранов, для которых совпали юность, интенсивное творческое развитие и встреча с неординарным художником. В плотном, энергичном сценарии вечера не оставалось ни малейшей цензуры, сгущенная атмосфера гостевой не позволяла расконцентрировать мысль и чувство. Все желающие не успели выступить, общение продолжалось после. И тогда старейший театральный критик Новосибирска Марина Рубина заметила, что история театра не пишется одной светлой краской. Судьба художника всегда противоречива и чаще горька, чем безмятежна. О таких вещах, наверное, не говорится в большой аудитории, они слишком интимны, слишком сокровенны для публичного осуждения. Но то, что происходило непосредственно в гостевой, очень соответствовало романтическому духу тех лет. Владлен Бирюков, Григорий Шустер, Валентина Широнина, Валерий Чумичев работают теперь в «Красном факеле», знаменитая травести Зоя Булгакова, несмотря на 85-летний возраст, ведет бурную общественную деятельность и успевает совмещать ее с участием в спектаклях театра «Куклы смеются», Анастасия Гаршина по сей день украшает сцену «Глобуса», и все они знают высокую цену «золотого кузьминского периода».

Актеры восстановили отрывки из давнишних спектаклей, которых давно уже нет в репертуаре. Зоя Булгакова выскочила в кепке и с длиннющей палкой в роли Зайки-зазнайки, окончательно запугавшего заносчивую Лису — Анастасию Гаршину. Григорий Шустер вспомнил, какой потешной он был Бабой Ягой — любимицей детворы. «Изверг был Кузьмин, куда он меня только не швырял, — грозно начал Владлен Бирюков, которому очень хорошо удается быть сердитым. — То мне, сопливому, даст роль 70-летнего Аристарха в „Горячем сердце“, то толкнет на срочный ввод в Дзержинского. — И, смягчившись, Владлен Егорович обмолвился о менее героических ролях в детских спектаклях, о чем сложил шутку: — За те пять лет моей работы сыграл я массу овощей. Коль захотел бы, без заботы сварил бы чан хороших щей!»

О да, вариться было чему и в чем, тем более в репертуаре ТЮЗа значился спектакль «Приключения Чипполино». Почтившие своим присутствием гостевую Земляничка, Редиска, Виноградинка как очевидцы подтвердили, что в прессе писали тогда: «В сказке итальянского коммуниста режиссер увидел социальную тему — борьба народов за свободу». Но увидел Кузьмин и то, что гораздо интереснее, необходимее детям — ситуацию, где сталкиваются категории «справедливо-несправедливо», где проверку на прочность проходят дружба, верность, благородство. Хотя оценивались его спектакли неоднозначно. Авторам сценария удалось воссоздать полемичную атмосферу тех лет, Александр Смышляев и Ольга Стебунова сыграли роли ДВУХ оппонентов, скептика и поклонника; первый мыслил идеологическими штампами, а вторая ценила превыше всего светлые чувства, рождаемые спектаклями.

 Каким задачам по воспитанию подрастающего поколения отвечали эти спектакли? Да никаким! А ведь театр должен прежде всего воспитывать!

 А развлекать? А веселить? Повышать настроение? Если вас лишили чувства юмора, значит, было за что!

 Кузьмин перепутал театр с цирком!

 Зато на этом материале оттачивалось актерское мастерство!

 Для капустника годится...

 Стилевое единство...

Сегодня не так горяч тот давний спор — большое видится на расстоянии. Есть и литературные свидетельства этого «большого». Типография «Глобуса» издала театральные мемуары выпускника Ленинградского театрального института, артиста, режиссера, педагога Виктора Орлова «Друзья и годы». Тираж был вручен вдове автора, народной артистке России Анастасии Гаршиной, и она подарила книгу каждому желающему. Но здесь были и те, кто давно прочитал мемуары. В свое время Виктор Орлов принес рукопись своему другу, главному редактору «Сибирских огней» Анатолию Никулькову. Благодаря ему в №№ 3, 4, 5 журнала за 1986 год появились «Друзья и годы».

«Если бы мне дано было право заново выбирать жизнь, я бы выбрал театр», — эти слова Орлова вынесены в эпиграф, помещены под портретом артиста, чей пристальный и немного грустный взгляд устремлен куда-то поверх наших голов, может быть, туда, откуда мы сегодня пытаемся понять театр прошлого.