Нина Квасова: «Люблю, когда на меня смотрят»

22 июня 2012
Ирина Ульянина, «Новая Сибирь»

Эту актрису сравнивают с молодой Натальей Гундаревой по обаянию, природной органике, «народности», открытости. У нее пока нет званий, но есть неистребимая жажда творчества

Театр благоволит к молодым. Молодые актеры ныне — самые востребованные, особенно в академическом молодежном театре «Глобус», изрядная часть репертуара которого адресована поколению next. Легко назвать десяток имен недавних выпускников театрального института, пополнивших труппу «Глобуса» и стремительно обретших уверенность в профессии, популярность у зрителей. Мои симпатии, не стану скрывать, принадлежат 26-летней Нине Квасовой — девушке с характером, актрисе самобытной и универсальной, способной на подвиги, но не готовой к неудачам. Ее невозможно не заметить. Она всего за шесть лет службы в ГАМТ «Глобус» сыграла уже в 30 спектаклях. В текущем, завершающемся на этой неделе сезоне была занята в четырех из восьми премьер. Дело, разумеется, не в количестве. Прелесть в том, КАК она играет — с каким точным пониманием своих персонажей, драматургических и режиссерских задач, с каким личным умением, вкусом, азартом и бесстрашием. Она родилась актрисой, прирожденная актриса. Отсюда и вопрос:

 Нина, в какие игры ты играла в детстве?

 Я — Лев по гороскопу, огненный знак. А по году рождения — Бык. Вовсе не тихоня, быки идут напролом. К тому же я — настоящая папина дочка, а папа воспитывал во мне самостоятельность и умение постоять за себя. Помню, маленькая пришла к нему жаловаться на толкнувшего меня соседского мальчишку, показала ссадину. А папа сказал: «Разбирайся сама, когда обижают, учись защищаться, давать отпор». Я и научилась. Самостоятельность проявилась еще и в том, что сама себя записала в 12 кружков и спортивных секций, чем только ни занималась — танцами, рисованием, моделированием, фигурным катанием, легкой атлетикой и т. д. Другое дело, многие кружки вскоре забросила, потому что разонравились, зато утолила любознательность, нашла применение своей кипучей энергии.

 Очень правильно поступил твой отец, научив самой стоять за себя. Гипертрофированная опека ослабляет личность.

 Не подумайте, что мне родители уделяли мало внимания. Они всегда много работали, чтобы обеспечить нам с сестрой счастливое детство. Естественно, нам покупали вдоволь книжек и игрушек. Сейчас все мои куклы и мишки сидят дома — в городке Тайга Кемеровской области — почти нетронутыми, как новенькие. А вот моя младшая сестренка Авелина, наоборот, истрепала свои игрушки в хлам. Между нами 10 лет разницы в возрасте, и у нас диаметрально разные характеры, но Авелина, сейчас заканчивающая школу, тоже собирается поступать в Новосибирский театральный институт. Я — непоседа, сидеть в одиночестве с книжкой или в одиночестве наслаждаться природой, погодой — не мое. Вообще не выношу одиночества. Мне надо, чтобы рядом были друзья, мне как воздух необходимо общение, движение. Интерактивные впечатления. Чтобы все вокруг кипело. А сестра обожает литературу, поэзию, музыку, она постоянно выступала и побеждала на конкурсах чтецов — городских, областных, даже всероссийских. И с тем же успехом выступала как вокалистка.

 Она, надо полагать, мамина дочка?

 Да, Авелина более мягкая и спокойная, в маму. Кстати, наша мама выглядит ненамного старше нас — она стройная, модная, жизнерадостная, легкая на подъем, любит петь, любит театр.

 Но не имеет отношения к театру?

 Профессионального отношения не имеет, зато мама мой самый благодарный зритель. Впрочем, как и папа.

 Судя по всему, тебе повезло с семьей. Даже не спрашиваю, как отнеслись родители к твоему решению стать артисткой. Понятно, что с пониманием, но наверняка ведь волновались, отпуская17-летнюю дочку в чужой город.

 Мне в Новосибирске было у кого остановиться, мой дядя — директор кукольного театра.

 Как? Николай Афанасьевич Бирюля — твой дядя?

 Он не совсем дядя, он родной брат моей бабушки, но я зову его дядей Колей. Так вот дядя Коля, узнав о моих намерениях, отреагировал одной фразой: «Ну что же, попробуй». Он мысли не допускал о протекции и в то же время не отговаривал. И я отправилась на творческий тур без всякой робости, в ярком платье и ярко накрашенная, с красной помадой на губах. Такая была наивная, считала, чем ярче внешность и громче голос, тем лучше... Просто счастье, что педагоги, мастера курса Тамара Исмаиловна Кочержинская и Александр Сергеевич Кузнецов, меня заметили, правда, приняли на первый курс кандидатом в студенты. Это уже после того, как я старалась изо всех сил прилежно учиться и успешно сдала первую сессию, стала полноценной студенткой со стипендией.

 Нина, а ты собираешься своей сестре как-либо помогать? Будешь ее готовить к творческим турам?

 Я думаю, этого не требуется, Авелина достаточно подготовленная и уж точно не повторит моих ошибок с перебором макияжа. На самом деле, в приемной комиссии заседают такие специалисты, которые абитуриентов видят насквозь со всеми достоинствами и недостатками. В театре более всего ценится индивидуальность, потому я и советую сестренке показать свою индивидуальность.

 Хорошо, Нина, а как ты расцениваешь свою индивидуальность?

 Расцениваю адекватно. Мне не дано играть главных героинь, быть Анной Карениной, Ниной Заречной и так далее, но я не стану плакать из-за этого. Я по ролям зачастую подруга главных героинь, как в «Грозе» подруга Катерины, в некотором смысле антипод героини.

 Пожалуйста, не убеждай меня в том, что ты невероятно сильная. Ты в своих ролях даешь и полную палитру женских слабостей, комплексов, сомнений, которые абсолютно нормальны, свойственны каждому человеку, если он не дебил. Психологическая правда эмоциональных реакций ведь не с потолка берется, не из ниоткуда. Ты извлекаешь ее из себя, из своего опыта переживаний. Я впервые заметила тебя, отметила твою незаурядную внутреннюю подвижность в спектакле «Саня, Ваня, с ними Римас» по пьесе Владимира Гуркина в постановке Марины Брусникиной. Ты играла деревенскую девочку-подростка так наполнено — с внезапно вспыхивающим трогательным румянцем, застенчивостью и взрослой смекалистостью, хлопотливостью хозяюшки, будто выросла в деревне. Удивительно, редкостно точная актерская работа, а ведь это была дебютная роль, да?

 Спасибо за добрые слова. Женьку из «Сани, Вани» я сыграла в свой первый сезон в «Глобусе», но дебютной была роль в сказке «Солдат и змея», которую ставил Сергей Каргин. Расскажу забавный случай про репетиции с Мариной Брусникиной. Играть предстояло девочку, а моя особенность — наличие немаленькой груди, не входившей в детский размер одежды. Режиссер нашла выход из ситуации, мне стягивали грудь эластичным бинтом под костюмным платьем, чтобы нивелировать половые признаки. И вдруг на сдаче спектакля я глубоко вдохнула, и бинт распустился, а платье чуть не лопнуло. Брусникина со смехом заключила: «Акт невероятно стремительного полового созревания». Все смеялись, я тоже, но вскоре стало не до смеха, потому что впоследствии меня перед спектаклями бинтовали как можно туже, и приходилось контролировать дыхание. Впрочем, все это ерунда, мелочи по сравнению с тем, что я получаю от этой работы. Роль Жени служит своеобразной лакмусовой бумажкой, определяющей, в какой я творческой форме. Репертуар в нашем театре обширный, названий так много, что некоторые спектакли по месяцу, а то и по два месяца не показываются, и приходится заново вспоминать текст, рисунок роли, долго настраиваться. Если я после перерыва Женю начинаю играть натужно, с напрягом — значит, что-то не то со мной. Говорю себе: «Ниночек, это тебе звоночек!» Сам спектакль режиссером так застроен, чтобы действие лилось свободно, естественно, как само течение жизни.

 Я бы из твоих ролей, Нина, выделила еще и Машу из «Возвращения» Андрея Платонова, тоже юную героиню. Ты играешь не только персонаж, но и отношение к персонажу, отношение к тому времени. Находишь в самой себе созвучность автору.

 Платонов — величайший писатель. У него все построено на полутонах, на оттенках, на подробностях. Его произведения стоят особняком, как отдельная планета, отдельная система. Мне, как и остальным участникам спектакля, помог войти в нее режиссер Олег Юмов — мы двигались по направлению к постижению месиджа Андрея Платонова медленно, постепенно, разбирали текст бережно, по крупицам, благодаря чему и возникло личное отношение, сопричастность персонажам. Мне действительно жалко мою Машу, которой освоиться в мирной жизни труднее, чем на войне. И я очень благодарна зрителям, которым достает ума и сердечности так чутко реагировать на пронзительное платоновское послание.

 Таких зрителей много — тысячи, десятки тысяч, учитывая счастливую судьбу спектакля «Возвращение», участвовавшего в фестивале «Золотая маска», а далее показанного на Платоновском фестивале в Воронеже в прошлом сезоне.

 Скоро, в конце июня, мы сыграем «Возвращение» на гастролях в Сочи.

 В Сочи?.. Неожиданный поворот. Не представляю, как прозвучит эта глубоко драматичная история на фоне курортной неги. Хотя все настоящее, безусловно, находит отклик всюду и всегда. Нина, а ты ждешь завершения сезона? Этот сезон был трудным для тебя? Устала?

 Я никогда, ни разу не ждала закрытия сезона. Я занимаюсь любимым делом, тем, о чем с детства мечтала, потому от работы никогда не устаю. У меня радость не оттого, что работа заканчивается, а оттого, что лето наступает, наконец, будет тепло и солнечно, и можно насладиться всеми прелестями лучшего времени года. Наверное, любой сибиряк ждет лета.

Вообще, у меня нет такой привычки — стонать «ой, как трудно!» Для меня много работы — это счастье. Я не разделяю свою жизнь на труд и отдых от труда. Хотя, признаться, актерский труд — адский, бесконечный. Представьте, приходишь в театр к 10.00 утра на репетицию или на занятие танцами, вокалом, вечером играешь спектакль и уходишь из театра в 22.00. А то и позже. И так каждый день. Я научилась отдыхать, вернее, восстанавливать силы для работы быстро, могу за сутки спать всего два-три часа и чувствовать себя бодрой, если работать интересно. Мое состояние зависит от цели «для чего я это делаю?»

 Я как раз собиралась спросить тебя, для чего, будучи столь плотно занятой в репертуаре «Глобуса», ты участвуешь еще и в антрепризных проектах, играешь в театре «Артистическое созвездие», где зачастую репетировать приходится по ночам? Надеюсь, это не вопрос денег или хотя бы не только денег.

 Кто идет в актеры ради денег? Как раз деньгами творчество не измеряется, оно в погоне за деньгами кончается. Я, на самом деле, не так часто работаю где-либо, кроме своего родного театра. В «Арт-Созвездие» позвал Денис Малютин, актер нашей труппы, осуществлявший свои первые режиссерские опыты, а теперь доказавший свою режиссерскую состоятельность. Мы с Русланом Вяткиным играли дуэтные роли в двух его постановках — «Исполнитель желаний» и «Любовный шпионаж по-итальянски», и в том не было никакой халтуры, мы старались, мы выкладывались. Веселить публику комедиями ведь не менее сложно, чем озадачивать извечными философскими вопросами. Я рассматривала эту работу и как возможность делать что-то вместе с друзьями, и как новый опыт.

А третьей моей работой в «Арт-Созвездии» стала первая главная роль — худрук Евгений Важенин предложил сыграть ее в премьере мелодраматической комедии «Есения» по пьесе современного драматурга из Красноярска Андрея Иванова.

 Не объясняй. Я же видела премьеру, более того, пьесу сама предложила, потому что она выходит за рамки примитивного набора, которым оперирует антреприза, чтобы добиться смеха в зале. В пьесе Иванова есть двойное дно подтекста, есть некая вертикаль, пусть не кантовское «звездное небо над нами и нравственный закон внутри нас», но первое к нему приближение. Ты, Ниночка, героически справилась с этой ролью.

 Не высказать, как я боялась премьеры!.. С одной стороны, выигрышная, приятная роль — за руку и сердце Есении борются двое мужчин, местный и приезжий. Но один — почти блаженный, поэт из села, второй — интеллигент, научный работник, переквалифицировавшийся в коммерсанты, не особо удачливый. Она перед выбором, у автора финал размытый, открытый, мы искали свой финал. А времени на репетиции было крайне мало — примерно десять ночей. Спорили с постановщиком Евгением Ивановичем Важениным до ссор, он опасался, что действие будет недостаточно смешным, комичным, чтобы публика осталась довольной. Я тоже опасалась, что не справлюсь, ведь фантастическим образом по ходу репетиций менялись и множились мои партнеры. К моменту премьеры исполнителей роли городского искусителя оказалось трое, причем все из разных театров: Павел Поляков из «Красного факела», Андрей Яковлев из НГДТ и Иван Басюра из «Глобуса». Был колоссально полезный тренинг с непрогнозируемым результатом. И вдруг в момент премьеры все срослось, только я вышла на сцену, страх пропал.

 Это, наверное, как на ратном поле: отступать некуда, за нами Москва. Славная оказалась премьера, совсем не такой, как мыслилось мне, и не такой, как полагал драматург. Оригинальный продукт.

 Я, кроме всего, для себя сделала вывод, что не смогла бы работать с теми, кого не уважаю и не люблю. Мне важно уважать и любить. Если уважаю, могу спорить, буду усердствовать, стараться найти правду образа, а с другими не о чем и говорить.

 Ниночка, с уважением все понятно. А как у тебя с любовью? Не одной мной замечено, что ты не расстаешься с Русланом Вяткиным и...

 Мы с Русланом знакомы с лета 2002 года, когда оба поступали в театральное, вот уже 10 лет. Раньше я его воспринимала как хорошего парня, как приятеля, друга, не более того. Руслан и Руслан, не выделяла среди других парней. А когда мы начали работать вместе, вдруг обнаружила, какой он добрый, внимательный, заботливый, чуткий.

 Ты влюбчива?

 Нет, Боже упаси! Я люблю, когда на меня смотрят, как любая актриса, люблю привлекать к себе внимание.

 Извини, но многие актрисы, напротив, выходя «в мир», прячут лицо под капюшоном или под козырьком бейсболки, чтобы их не узнали поклонники.

 Ну, не знаю... Я не мега-звезда, мои поклонники неназойливы, деликатны. Подходят после спектакля, благодарят. И я им благодарна. Чем плохо? Мне приятно было, что зрителей затронула последняя премьера сезона в «Глобусе» — «Денискины рассказы», где я сыграла Алену Бойко, а Руслан — Мишку Слонова. Нам самим дорог этот спектакль, вернувший нам детское мироощущение, в то время как мы были заняты очень серьезными взрослыми заботами — дежурили возле Дворца бракосочетаний, с ночи занимали очередь, чтобы подать заявление.

 Подали?

 Подали. Мне хотелось, чтобы наша свадьба состоялась 8 июля, в православный праздник Петра и Февронии, праздник любви, семьи и верности, но этот день оказался выходным. Потому наша свадьба с Русланом состоится 11 июля.

 Какое волнующее событие! Я очень за вас рада. Праздновать будете торжественно, широко, красиво?

 Конечно, потому что я точно знаю, что выхожу замуж в первый и последний раз.

 Ниночка, вспомни, какой финал у твоей героини в премьере этого же сезона «Летит» — она выходит на поклон, поглаживая беременный животик. Ты к такому повороту событий, к материнству готова или предпочтешь продолжать строить актерскую карьеру?

 Одно другого не исключает. Как только, так сразу последую ее примеру. Безусловно, любовь, семья, дети важнее всего, это не означает, что я перестану любить свой театр, своих режиссеров, партнеров по сцене и зрителей. Как в песне: «Все, что ей нужно, это только любовь».