За театральной сценой: как готовятся костюмы для спектаклей «Глобуса»

18 сентября 2017
Светлана Нечитайло, VN.ru

О том, как шьются костюмы для спектаклей театра «Глобус», о броне из перьев и килограммовых шляпах, о ходулях и походах артистов по магазинам, о казусах во время переодевания — читайте в материале VN.ru.

Бывший первый детский театр Сибири, а ныне Новосибирский молодежный академический театр «Глобус» считается вторым по величине в городе после Театра оперы и балета. Только здесь и в НОВАТе есть обувной и красильный цеха, бутафорский цех, художественно-декорационный цех и прачечная. Особенности творческой кухни «Глобуса» «по приготовлению» костюмов выяснял корреспондент VN.ru.

Баба на чайнике

Чтобы замысел режиссера воплотить на сцене, требуется слаженная работа большой команды. Работа над спектаклем начинается с художника-сценографа и его эскизов, а его замысел воплощают в мастерских театра. Одним из руководителей этих мастерских является Наталья Викторовна Катеренюк. Официально ее должность так и называется — менеджер по костюмам и изготовлению мягких декораций.

 В этом году такой термин ввели, идем в ногу со временем, — смеется Наталья Викторовна. — Название должности означает, что я руковожу производством костюмов и мягких декораций, всего, что сшито из тряпочек, а также их хранением. Работаю напрямую с художником. Моя задача — понять и воплотить образ, который он хочет показать своим костюмом.

Она рассказывает, какие казусы могут случиться, если на пути от художника-сценографа до портного сработает «глухой телефон» и кто-то неправильно поймет свою задачу: «Костюм Анны Андреевны для спектакля «Ревизор» был задуман с огромной пышной юбкой, наподобие бабы на чайнике. Художник нарисовал, но мастер его не поняла и сделала иначе. Когда мы на примерке это увидели, я говорю: «Ну, нет! Это же ансамбль „Березка“, давайте переделывать!».

В спектакле «Гуси-Лебеди» у некоторых героев были фантастические костюмы. Для героини, играющей Печку, решено было сделать костюм мамы, но только выглядеть она должна была более гротескно. В итоге режиссер вместе с художником решили, что актриса встанет на ходули. А вот техническое воплощение этого замысла в жизнь, чтобы актриса могла не только двигаться, но и играть в таком наряде, — работа для Натальи Викторовны и всех ее цехов.

Театральные приметы

Сотрудники театра часто работают в авральном режиме, отчего поневоле становятся суеверными. Сорвать план, не успеть к сроку ни в коем случае нельзя. В каждом профессиональном сообществе есть свои меры предосторожности, позволяющие отвести возможные несчастья. Например, в театре считается, что если ты уронил эскизы костюмов, то нужно очень быстро на них сесть, а если во время примерки актера нечаянно укололи булавкой, то он обязательно ответит: «Это к счастью!».

Стоит отметить, что актеры — мужественные люди, при этом часто мы не догадываемся, через какие испытания они проходят, чтобы зрители смогли насладиться спектаклем в том виде, в каком его задумали режиссер и художник-сценограф.

 У нас есть спектакль «Том Сойер», и для актрисы, которая играет состоятельную даму этого маленького городка, художник придумал огромный воротник из перьев, — рассказывает Наталья Катеренюк. — Чтобы воротник не свалился, его закрепили на металлическом каркасе. Когда его надевали на актрису, как и всякий нормальный человек, она жаловалась, что ей не очень удобно. Но как человек с хорошей самодисциплиной, на сцену актриса вышла с милой улыбкой на лице, так что никто в зале не догадался, какого труда ей стоило удерживать на хрупких плечах конструкцию весом в несколько килограммов.

В спектакле «Алые паруса» на голове актрисы Евгении Красновой, которая играет продавщицу галантереи, гигантская шляпа, на полях которой выложены куски пряжи, иголки, нитки. Общий вес этого головного убора тянет на пару килограммов. К тому же необходимо постоянно сохранять баланс, чтобы шляпа не опрокинулась вместе с прической. А ведь актриса говорит, поет и танцует на сцене!

Всей труппой за покупками

Не всегда костюмы для театральных постановок шьют, иногда кое-чтоприходится покупать в магазинах. Такие шопинг-туры, когда для 10-15 актеров нужно подобрать одинаковую одежду, порой превращаются в настоящие шоу.

Например, к премьере прошлого сезона, спектаклю по Рэю Брэдбери «ПослеЗавтра», Наталья Викторовна вместе с художником Евгением Лемешонком несколько дней объезжала новосибирские магазинчики, в которых торгуют натовской или европейской походной одеждой: подобная требовалась по сценарию. В итоге нашли один подходящий, и на следующий день к десяти часам утра десять молодых актеров приехали на примерку. Случился фурор! Иногда делегация актеров во главе с художником и менеджером по костюмам направляется и в крупный торговый центр, и в маленький секонд-хенд.

 Обычно продавцы задают стандартные вопросы, пытаясь выяснить, что нам нужно, и попадают впросак,— продолжает Наталья Катеренюк. — Например, продавщица спрашивает, какая обувь нам нужна — для лета или для осени, а я отвечаю, что нам нужна женская обувь для мужчины. Затем этот мужчина начинает обувь примерять, вокруг собирается толпа зевак, параллельно ребята озвучивают реплики из спектакля, начинается настоящий прогон сцены. Все это живо и весело проходит.

Однажды для спектакля «Двойное непостоянство», поставленного еще в 2006 году, нужно было обновить очень дорогой и элегантный костюм принца, его играл Александр Варавин. Сама Наталья Викторовна не участвовала в его подготовке, но легенды о том, как режиссер-постановщик часами стоял над эскизами, выбирал ткань для костюмов, ходят до сих пор. И вот они с Александром Ивановичем принялись объезжать все известные мужские бутики Новосибирска, примерять самые дорогие марки итальянской одежды, раздражая продавцов-снобов, способных с порога определить покупательскую способность клиентов, просьбами показать еще что-нибудь с витрины.

Когда нужной ткани или оттенка все же не удается найти, выручает красильный цех. Собственный красильный цех в нашем городе есть только в двух театрах — в НОВАТе и в «Глобусе». Также очень помогает возможность напечатать нужный рисунок на ткани, а в обувном цехе на каждого актера сформирована своя колодка, отражающая особенности стопы. Поэтому одежда, которую мы видим на сцене, тоже «играет». Не только ее цвет и фасон, но даже принты на ткани помогают донести до зрителя художественный замысел автора.

 Наградой за все эти труды становится чудо, которому я не устаю поражаться уже много лет, — эскиз оживает. Каким-то образом находятся технические решения, находятся ткани, которые художник придумал по цветовой гамме и по рисунку, и образ действительно оживает. Для меня это остается настоящим чудом, — признается Наталья Викторовна.

«Заряженные» костюмы

Во время спектакля работают не только актеры; за сценой тоже кипит работа. Во время выступления актеры переодеваются несколько раз, причем сделать это нужно очень быстро. Для этого костюм специальным образом «заряжают» — прямо на сцене в боковых карманах стоят вешалки, на которых одежда висит таким образом, чтобы в нее можно было легко запрыгнуть. Разумеется, случаются и казусы, когда какой-нибудь актер в спешке раскидывает чью-нибудь обувь или запрыгивает не в тот костюм.

 У меня был спектакль «Толстая тетрадь», там мальчики-близнецы по сценарию, — рассказывает заведующая костюмерным цехом Наталья Сутормина. — Наши «мальчики», правда, были разных размеров, но костюмы у них совершенно одинаковые. И вот во время переодевания выскакивает актер Иван Басюра и начинает надевать на себя штаны. Понимает, что широковато, а времени совсем мало осталось. Тогда он снимает эти штаны, ботинки отшвыривает, как они только через декорации не перелетели, надевает свое и убегает. После спектакля говорит: «Ну, ладно я первым вышел, а вот как бы Сарычев пошел в моем костюмчике?» (рост Никиты Сарычева — ровно 2 метра).

Актрисе Людмиле Трошиной, которой для спектакля «Лес» сшили платье с кринолином на многочисленных крючках-застежках, за сценой помогали переодеваться сразу несколько человек. Однажды ей поставили туфли неправильно и в спешке она так и надела обувь не на ту ногу. Впрочем, из зрительского зала все эти моменты, как правило, остаются незамеченными.

Особенно много костюмов задействуется в мюзиклах. Например, для мюзикла «Алые паруса» было сшито 380 комплектов одежды! Следит за ними во время спектакля и после него костюмер, которому важно сохранить все в целостности, да еще и не перепутать костюмы между собой. А такое случается, что, конечно, добавляет адреналина в и без того напряженную жизнь работника сцены.