Татьяна Безменова: «Спектакль – это история наших мечтаний»

12 января 2011

Юлия Колганова, новостная лента сайта театра «Глобус»

Друзья! 9–10 февраля 2011 года на малой сцене театра состоится премьера спектакля «Шоколад». Dance-ассорти собран из красивейших музыкальных композиций — от классики до современности — и оригинального авторского танца. Московский хореограф-постановщик Татьяна Безменова рассказывает о тонкостях работы балетмейстера, «фишках» нового театрального проекта и шоколаде как метафоре-перевертыше.

 Татьяна, расскажите, пожалуйста, любовь к танцу у Вас с детства?

 Я никогда всерьез не думала, что танцы станут моей профессией, долгое время расценивала это как хобби. Будучи школьницей, я была танцором международного класса по бальным танцам, в данной области у меня было прекрасное будущее, яркие перспективы... Но в один момент я сама для себя закрыла этот путь — поступила в Томский государственный университет на филологический факультет, решив серьезно заниматься наукой. И поняла для себя, что филология и танец — вещи несовместимые.

Но бросив бальные танцы, я очень тосковала по ним. И тогда мои друзья буквально за ручку привели меня в замечательный коллектив. Я начала заниматься абсолютно новым для меня направлением — рок-балет, которое меня страшно захватило.

 Что это за направление?

 Совершенно отдельное явление. Музыкальная основа — роковая музыка: «The Scorpions», «Pink Floyd», Оззи Осборн, самое «мягкое» — Майкл Джексон. Тогда это была уже современная хореография, если сравнивать с сегодняшним днем — по эстетике сопоставимая с танцами в мюзиклах.

 А откуда у Вас появилось желание пойти в эту профессию, почему в Вашей жизни возник именно балетмейстерский факультет?

 Мои занятия рок-балетом и учеба удачно переплетались, потом у меня родился ребенок, на некоторое время пришлось выйти из процесса. Когда вернулась — коллектива уже не было, и я создала свой.

Дальше все просто — мы стали с этим коллективом лауреатом международного конкурса, нас заметил режиссер Томского областного театра драмы Юрий Ильин и сразу пригласил меня в качестве балетмейстера на спектакль «Дон Хиль зеленые штаны». Это был колоссальный опыт, в спектакле было 18 танцевальных номеров! После спектакля меня взяли главным балетмейстером в театр, в этом качестве я поставила 6 спектаклей в разных театрах Томска. Когда прошел год, я поняла, что мне не хватает образования, знаний, я очень в них нуждаюсь. Вот так и пришло решение поступить в ГИТИС.

 Что включает в себя профессия балетмейстера? Что должен знать балетмейстер?

 Все абсолютно! Историю театра, литературы, балета, драматургии. Просто историю. Геометрию, как ни странно это звучит. Математическое мышление должно присутствовать, ведь речь идет о композициях, о так называемом рисунке роли. Обязательно историю искусства, т. к. живопись, скульптура — два ближайших родственника балета. Историю музыки, оперного искусства. Наши мастера на курсе говорили, что все требования к балетмейстеру заложил Жан Жорж Новер в своем философском трактате о балете, о театре. Постулаты Новера для балетмейстера, как клятва Гиппократа для медиков. Ну и непременно должны быть фантазия, воображение.

 Балетмейстер драматического театра должен знать что-то особенное?

 Если мы берем такую тонкую тему как балетмейстер драматического театра, тут уже точно человек должен знать все — и режиссуру, и актерское мастерство, и особенности драматургии, потому что они абсолютно идентичны драматургии в литературных произведениях.

 Как в Вашей жизни выстраивались отношения с театром?

 Пока я училась в ГИТИСе, зная мою склонность к драматическому театру, мастера, профессора, которые нами занимались, предлагали мне поучаствовать в постановках разных режиссеров. Конечно, в этот период в основном приходилось работать с балетными танцовщиками, но такого удовольствия, которое я получаю от работы с драматическими актерами, я не получаю нигде. Правда. Я всегда точно знала, что пойду в драматический театр. Мне очень интересно сидеть рядом с режиссером и вместе с ним придумывать спектакль. Этот процесс гораздо важнее, нежели сочинить какой-нибудь отдельный танцевальный номер.

 Вы работали в разных городах, а как возник Новосибирск? Театр «Глобус»?

 С главным режиссером «Глобуса» Алексеем Крикливым мы познакомились в Красноярском театре драмы, я выпускала «Ночь ошибок», а Алексей репетировал «Похороните меня за плинтусом». Мы как-то сразу понравились друг другу, нашли взаимопонимание. И дальше уже возникла «Чума на оба ваши дома» с Владимиром Гурфинкелем.

 С каким материалом Вам комфортнее работать — классика, современные пьесы? Или это не имеет значения?

 Не имеет значения. Но выходит так, что я больше работаю с классикой. Мне всегда везло с названиями произведений, с режиссерами, художниками, композиторами, артистами. Я как-то сразу влюбляюсь в работу.

 Обращаясь к нашей предстоящей премьере «Шоколад», насколько, по Вашему мнению, драматическому актеру интересно существовать в пластическом спектакле?

 Это развитие. Развитие прямых профессиональных навыков актера. Очень большое значение в любом спектакле, не только в пластическом, отводится форме. Если брать во внимание систему Михаила Чехова, вначале — форма, а потом — содержание. Я подчеркиваю, наш спектакль для драматического артиста. Мы не стремимся показать технические совершенства, мы хотим через форму передать содержание.

 В чем «фишка» этого театрального проекта?

 Открою вам небольшую «закулисную тайну». Когда актеры пришли на первую репетицию, главный вопрос был: «Что такое „Шоколад?“» Я попросила актеров предложить свои версии, было много вариантов. Но когда я сказала, что «шоколад» — это театр, все были приятно удивлены. Ведь что такое «театр»? Он может быть горьким, может быть сладким как наш театральный труд. Горький — для постановщика, а сладкий — для зрителя, на премьере. Или бывает наоборот, сам репетиционный процесс — сладкий, а результат... Такая метафора-перевертыш.

Конечно, мы хотим говорить на близкую для всех нас тему — о месте, где мы работаем. Но мы будем рассматривать тему шире. Противоположность «горько — сладко» — это не только театр, это как все в нашей жизни, поэтому мы будем рассказывать в нашем спектакле разные жизненные истории.

 А будет ли в спектакле рассказана, например, история любви?

 Да, про любовь, про мечты... Хотя «Шоколад» — это в большей степени история наших мечтаний, чем какая-то конкретная история любви. Приведу пример. Если какой-то человек кажется вам неприятным на первый взгляд, подумайте о том, что он может быть другим, в своем мире — мире мечтаний, может быть любимым и любящим свою семью, детей. Я когда начинаю об этом думать, сразу возникает другое отношение к человеку. Это позиция терпимости. А вообще очень не хочется говорить каких-то громких слов. Хочется сделать человеческую историю, избежать агрессии, жестокости, насилия, устали мы все от этого.

 Шоколад будет одним из действующих лиц?

 Скорее, он будет как лакмусовая бумажка для проявления человека в разных ситуациях. Но мне бы не хотелось раскрывать все наши секреты, хочу сохранить некую интригу. Думаю, зритель, придя на наш спектакль, все поймет и почувствует сам.

 На какую зрительскую аудиторию рассчитан спектакль?

 Прежде всего этот спектакль для людей, имеющих жизненный опыт. Также мы ждем и молодежь в возрасте от 16 лет, интересно, какие выводы они сделают...

 Какая музыка будет звучать? Ведь она будет одним из главных действующих лиц в спектакле?

 Музыка будет самая разнообразная — от классики до современности. Обозначу это коротко — «из любимого»...