Спектакль «Летит»: хорошо живет богема, только умирает рано

1 ноября 2011
Мария Фугенфирова, «Аkadem.info»

Богеме живется скучно. Богатые молодые люди сидят в офисе и рассуждают о любви, пьют, празднуют, соблазняют, смеются. Есть ли глубина в их словах, кто из них достоин полета и настоящих чувств, удалось ли изобразить актерам театра «Глобус» богатых, которые тоже плачут, разбиралась корреспондент Academ.info, побывав на премьере пьесы Ольги Мухиной «Летит» в постановке новосибирского режиссера Алексея Крикливого.

«Летит» — пьеса о кризисе 30-летнего возраста, когда нужно подвести хотя бы какие-то итоги: что успел, что еще можно успеть, чему научился. В спектакле играют Никита Сарычев (Маньякин), Александр Липовский (Метель), Максим Гуралевич (Вьюга), Марина Кондратьева (Снежана), Анна Михайленко (Апельсина) и Нина Квасова (Леночка). На малой сцене «Глобуса» показан офис одной из успешных компаний, где люди красивы и богаты, таких принято называть богемой. В принципе, не очень понятно, когда они действительно работают, но у них и работа творческая — дизайнер, диджей, медиа-планер, телезвезда и так далее. Говорят, что пьеса написана Ольгой Мухиной полностью в технике «Verbatim» (в переводе с латыни «дословно»), то есть маленькие интервью, записанные на диктофон. Так это или нет, сложно судить, потому что порой диалоги слишком личные или же просто «показные», как и многое в этом спектакле.

На них приятно смотреть, их приятно слушать: они говорят о том, что в любви страха нет. «Да это мужчины боятся женщин! — Да все боятся друг друга. — Да все просто боятся страха. — А я боюсь темноты, маньяков, холода, микробов, змей, пауков, высоты, скорости, милиции, охранников, фэйс-контроля, невоспитанных людей, собак, мужчин и случайного секса», — такие «философские» диалоги ведутся на протяжении всего спектакля. Двухмерность происходящего создают одновременные полилоги богемы и милая беседа официантки Белочки (Мария Соболева) и лейтенанта Володи (Владимир Дербенцев). Они трогательно гуляют, неловко говорят про армейские будни Володи и обсуждают походку людей, живущих на Дальнем Востоке, откуда родом Белочка.

«В период, когда была написана пьеса, в нашей стране у многих была тяга к красивой, сладкой жизни, — говорит режиссер Алексей Крикливый, — Мне кажется, что время очень сильно изменилось. Это не гламурная история, а история о нормальных ребятах, которые, в принципе, уже сами успели сделать свою жизнь: добиться определенных успехов в карьере, в материальном мире. А в личном плане они начинают буксовать. Почему пьеса называется „Летит“? Это сильное желание вырваться, вылететь из заданной ситуации, чтобы стать свободным человеком. Пьеса — об обретении, свободе и мечте. Энергия молодости проходит в какой-то момент, а что остается дальше — вопрос следующий. Вот на этом переломе пьеса и строится».

Когда читаешь саму пьесу, без «озвучки» актеров, она кажется более вдумчивой, хотя и во многом сумбурной. «Глобусовский» спектакль тягуч и в то же время отрывочен, но не глубок. Да, кто-то кого-то любит (или только говорит об этом), кто-то спит с тем и другим, кто-то надрывается в монологе, кто-то в наркотическом дурмане прыгает с многоэтажки и сразу все понимает о жизни и Христе, кто-то вообще спонтанно уходит в монастырь. Мы видим лишь обрывки их произвольных решений. Не возникает чувства «интенсивного переживания» за судьбу героев. Помню, как на обсуждении «Циников», тоже «глобусовского» спектакля, где действие происходит в Октябрьскую революцию, кто-то предположил, что неплохо было показать циничность современности. По идее, спектакль «Летит» должен был продемонстрировать этот бесстыжий цинизм зрителю. Но кажется, что актеры будто сами не до конца понимают, как им сыграть «плач богатых» по собственной судьбе, как сыграть амбиции провинциалов, приехавших в мегаполис за счастьем, предающих друзей, возвышающихся над былыми звездами, на самом деле тонущих в собственной меркантильности и отказе от искренности.

Спектакль, безусловно, хорошо смотрится: удачно выставлен свет, большие зеркала, огромная сцена, на которой то поют, то танцуют, то вообще делают из нее кровать (что символично — как будто даже в постели у звезд всегда присутствуют зрители), движения артистов, есть даже имитация полового акта... Но действие в почти два с половиной часа затягивается, а конец все равно скомкан. Красивая героиня Апельсина, которая на протяжении спектакля живет припеваючи, а потом ее оранжево-позитивный мир скукоживается до черных монашеских одежд. Но судя по характеру героини, в реальной жизни она скорее бы выстрелила себе в висок, нежели ушла в монастырь. Почему телезвезда Снежана счастлива, когда выходит замуж, хотя еще за пять минут до этого она произнесла: «Я уже потеряла свой оптимизм, детскую непосредственность, веру в человека, способность трезво мыслить, адекватно оценивать обстановку, любить ближнего и ориентироваться в пространстве». В конце спектакля слишком внезапно у героев образовывается своя жизнь, наиболее правильная для каждого: свадьба, беременность, монастырь, тюрьма и Христос на плече.

В темноте зала кто-то пишет моему соседу смску — на экране высвечивается «ну как спектакль?», на что он отвечает: «А фиг их поймешь». «Пришла весна», — резюмирует Вьюга в конце спектакля. Для кого пришла, что от этого изменилось, и все ли было всерьез — остается загадкой. Загадкой, которую почему-то даже и разгадывать не хочется, наверное, нам не так просто понять пытающуюся взлететь и вырваться богему, которая живет хорошо, а умирает рано.