Спектакль из лоскутков

26 мая 2004
Наталья Агафонова, «АиФ на Оби»

В «Глобусе» завершаются репетиции спектакля «Белая овца» по произведениям Даниила Хармса — последней премьеры сезона.

Постановку осуществляет молодая российская звезда режиссуры Елена Невежина (работает в театре «Сатирикон», ставила спектакли в театре им. Маяковского, в «Табакерке», во МХАТе). По слухам, переговоры о работе в «Глобусе» с нею велись почти два года. Сама Невежина не отрицает, что не последнюю роль в ее согласии приехать в Новосибирск сыграл финансовый интерес, но он отнюдь не был определяющим в ее решении:

 Вдали от дома неинтересно работать бесплатно — никто не будет с этим спорить. Но у себя, в Москве, я получаю те же самые деньги. Просто иногда интересно уехать далеко-далеко от дома и проверить, чего ты стоишь здесь.

Вероятно, оттого, что она давно состоялась в столице, Невежину не смущает тот факт, что спектакль не увидят в Москве. Но, как признается режиссер, немного грустно от другого — «близкие и друзья не имеют возможности побывать на премьере».

Поставить спектакль по Хармсу было ее собственной идеей — режиссер соткала сценарий из мелких разрозненных произведений. По словам Елены, с актерами «Глобуса» ей работается очень легко и комфортно. Они отвечают взаимностью. Как рассказал нам Илья Паньков, в работе с Невежиной происходит «взаимно-обменный процесс».

 А еще мне безумно интересен Хармс, — говорит актер. — И в Новосибирске непременно должны быть спектакли по его произведениям. Вы знаете о том, что в нашем городе «хармсовщина» присутствует? Я об этом недавно узнал...

Хармс и Новосибирск действительно связаны тесно. Настолько, насколько могут быть связаны человек и смерть. Здесь в 1942 году в тюремной больнице скончался от воспаления легких Даниил Иванович Ювачев, один из самых известных русских авангардистов ХХ века. О том, что этот странный человек и непостижимый писатель умер именно в Новосибирске, знают в основном филологи и историки, увлекающиеся творчеством Хармса. Впрочем, официальной эта версия так и не признана. Биографы, в основном цитируя друг друга, склонны считать его без вести пропавшим. За что Хармс накануне войны был арестован и отправлен в Сибирь из родного Санкт-Петербурга, так и не установлено. Известно лишь, что доносы на него поступали и раньше. Да по-другому и быть не могло, настолько экстравагантно и не по-советски выглядел и жил Хармс. Терпеть не мог детей, но писал для них стихи и работал в детском журнале; назвал свою школу Объединением реального искусства и в клочья разорвал своей осколочной прозой обывательское представление о реальности.