Гоголь в карикатуре

24 ноября 2006
Ирина Тимофеева, «Ведомости»

У Гоголя много ликов, которым Нина Чусова режиссерской «тушью» заострила основные черты. Получилась карикату­ра. Не та, над которой посмеются — да завернут селедку. А та, которая ближе к шаржу, скрепляющему дружбу. Именно таким шаржево-карикатурным вышел спектакль «Женитьба» на большой сцене «Глобуса». Хочется верить, что Гоголь, не обиделся бы, если бы увидел такое прочтение себя.

Нина Чусова еще воронежской школьницей писала, что хочет быть режиссером. Затем, как могло пока­заться, «наглостью и уверенностью в своей гениальности», штурмова­ла ГИТИС. А сейчас одновременно закрепляет и опровергает статус «молодого режиссера», выпуская спектакли в «Современнике», «Са­тириконе», МХТ им. А. Чехова — и наполняя свои постановки такими актерами, как Олег Табаков, Ольга Дроздова, Гоша Куценко, Чулпан Хаматова, Елена Яковлева... Но и в новосибирском «Глобусе», где ее очень долго ждали (все же главреж театра Алексей Крикливый — одно­курсник Нины Чусовой), она не из­менила себе: вернулась к Гоголю, который не отпускает ее со студенческих лет — и одним движением руки перевернула «Женитьбу» вверх тормашками.

Действительно, а почему бы на раз-два-три не переместить дейст­вие пьесы в 60-е годы прошлого ве­ка? Во время надоевших до черти­ков авосек с кефиром, которые нынешние модельеры выдают за мод­ный аксессуар, народных дружин­ниц, перебирающих на скамейке се­мечки и сплетни, и мифической над­писи «Пива нет». Это время, в кото­ром избирательная память оставила только самое милое, полвека спустя вызывает ностальгическую улыбку, а то и тихую слезу, которую никто не заметит в темноте зрительного зала.

Нина Чусова — специалист по таким «перемещениям». И у каж­дой такой подмены хронотопа есть объяснение. «Женитьба» заблудилась в «хрущевской оттепели» не только для того, чтобы приблизить Гоголя к современному зрителю. Дело еще и в том, что 60-е годы и пьеса по ощущению режиссера совпадают по настроению: их объединяют мечтательность, порыв, иллюзия выбора — и капканы из старого, которые не дают прорваться к лучшему.

В «Женитьбе» все актеры на своем месте, говорит Нина Чусова. Каждый персонаж, от «свахи» Ильи Панькова до появляющегося в эпи­зоде гармониста, которого играет Николай Александров, — это мини-шедевр в жанре карикатуры. И са­мый заметный в этом ряду, пожа­луй, Вячеслав Кимаев, которого можно поздравить с заметной ро­лью «экспедитора» Подколесина: по ночам он рвет на голове седые волоски, ходит на свидания в коро­теньких брючках, но скорее выпрыг­нет из окна, чем женится. Хотя...