«Барабаны» останутся с нами

16 мая

Марина Шабанова, «Ведомости»

Столица Сибири принимает проект «Фестиваль „Золотая Маска“ в Новосибирске» — первым из четырёх спектаклей стали «Барабаны в ночи» Юрия Бутусова.

В Год театра фестиваль «Золотая Маска» представляет большую программу в регионах при поддержке Министерства культуры РФ, Союза театральных деятелей России. В Новосибирской области его поддерживает региональное министерство культуры, а оператором проекта выступает академический молодёжный театр «Глобус». Спектакли, отмеченные «Золотой Маской», в апреле уже побывали на Сахалине, до конца года их увидят ещё в 16 городах, включая малые.

В Новосибирске фестиваль стартовал 14 мая и продлится неделю. Российская Национальная театральная премия-фестиваль «Золотая Маска» представляет четыре спектакля ведущих театров страны. Открыл программу спектакль Московского драматического театра имени А. С. Пушкина «Барабаны в ночи» по первой пьесе Бертольда Брехта в постановке режиссёра Юрия Бутусова.

16-17 мая «Мастерская Петра Фоменко» свою версию «Сна в летнюю ночь» Шекспира представит на площадке «Красного факела». 17-18 мая театр-студия «Грань» из Новокуйбышевска Самарской области покажет спектакль «Корабль дураков» по средневековым французским фарсам на сцене «Глобуса». Историю о непростой жизни мигрантов в Москве (спектакль «Магазин») привёз Татарский драмтеатр из Альметьевска, показы состоятся 20-21 мая на сцене «Старого дома».

Перед спектаклем-открытием состоялся пресс-брифинг с артистами Театра им. Пушкина Александрой Урсуляк, Анастасией Лебедевой и Александром Матросовым. Все трое были выдвинуты на соискание премии «Золотая Маска» в 2018 году, всего спектакль «Барабаны в ночи» по итогам работы экспертного жюри был представлен на восемь номинаций. В итоге заветную «Маску» получила Анастасия Лебедева за «Лучшую женскую роль второго плана» — официанта Манке, чей конферанс в спектакле больше похож на голос совести, чем на просто игру. В конкурсе «Золотой Маски» этого года Анастасия была приглашена в жюри, рассказывая об этом, актриса заметила, что пересмотрела спектаклей «больше, чем за всю жизнь». И «Пианисты» нашего «Глобуса», получившие «Маску», ей очень понравились. На вопрос журналиста о коммерческой составляющей результатов премии и разговорах вокруг этого Анастасия — как человек изнутри — заметила, что «всё более чем честно». Кстати, в этот же день камерные «Пианисты», партитура которых разыгрывается одним лишь актёрским приглушённым «горловым» пением, шли на малой сцене. И зрителей деликатно предупредили, что будет шумно: на большой сцене в это время гремели «Барабаны в ночи».

Исполнитель роли Фридриха Мурка Александр Матросов признался, что выезд со спектаклем для артистов — своего рода экзамен, или почти премьера, где «другой зритель, новая сцена, пространство» и неизбежное волнение.

 Важно прийти на спектакль с открытым сердцем и открытыми глазами, потому что, мне кажется, Юрий Николаевич — режиссёр, который воздействует на человека в зале не как на личность, а как на человеческий организм. В этом смысле он прибегает и к шоковому воздействию, и к физиологическому. Надо просто смотреть, слушать и пытаться что-то почувствовать, — рассказывая журналистам о спектакле, говорила Александра Урсуляк, занятая в роли Анны Балике. По её словам, творческий обмен, когда «мы едем к вам, а вы приезжаете к нам», очень важен. — Это кровоснабжение, которое должно доходить. Это, извините, и есть культурные скрепы. Тогда мы одна нация, один народ.

Спектакль начался при полном зале, некоторые зрители сидели на ступенях. Особая стилистика Юрия Бутусова захватила безраздельно и держала до конца. Все эти люди словно сошли с картин немецкого экспрессиониста Эгона Шиле — угловатые, синюшные, аляповатые, в чём-то больные, а в общей картине мира — движущиеся куклы театра-кабаре «Фридрихштадтпаласт», яркие мазки цвета на большом полотне жизни. Эпический театр Брехта, когда никто не скрывает, что это театр, у режиссёра Бутусова становится формой общения со зрителем — «верьте и не верьте». Пьесу, написанную сто лет назад, которую сам автор считал неудачной, режиссёр называет «красивой и романтичной».

Здесь мёртвые становятся живыми, а живые превращаются в ходячих мертвецов. Пока одни посланы воевать, другие набивают карманы на производстве ящиков для патронов. Любовь становится разменной монетой, а угрызения совести сродни физическому уничтожению. И похороны нерождённого ребёнка как последний взгляд на мир, которого уже не будет: впереди новая война, для которой скоро родятся новые солдаты...

Как большой мастер, Юрий Бутусов не диктует свои однозначные смыслы. Каждый зритель волен извлечь из спектакля своё, чтобы унести с собой эти «барабаны в ночи», — и слышать в висках их глухие ритмичные удары, и разбираться со своими «мертвецами», и вершить над собой суд совести или, напротив, перестать воевать с собой и другими и вернуться наконец к своему очагу из кричащих «редакционных кварталов», спрятавшись за стеной.