Спектакль «Мамочки»: плач по солдатам-сыновьям

27 января 2012
Мария Фугенфирова, «Аkadem.info»

Когда одной женщине было невмоготу ждать своего сына с войны, ей рассказали притчу о черной и белой полосе: если все хорошо, Бог идет с нами, а если невыносимо плохо — он несет нас на руках. Эта притча — философское ядро спектакля в «Глобусе» режиссера Дениса Малютина по пьесе Владимира Зуева «Мамочки». Спектакля, по-настоящему сильного, трогательного и искреннего — о солдатских матерях, которые чувствуют сердцем, что их сыновья живы. Спектакля, после которого даже самые стойкие тихо плачут, а даря цветы артистам, уже плачут навзрыд.

На малой сцене зрителя встречают четыре незастеленных кровати. Здесь спят четыре усталые женщины: еды у них мало, зато спирт есть. Еще есть надежда, что их сыновья живы и выстояли в Чеченской войне. Поэтому у них много дел: спастись от обстрела, раскапывать землю — найти своего или чужого сына, гадать по карте, где находится их маленький смелый мальчик. Они даже домой не едут — потому что дома пусто, а печаль так душит, что не ровен час в петлю залезешь. Найдет сына живым только одна. А пока Старшенькая (Тамара Кочержинская), Младшенькая (Наталья Орлова), Вера (Евгения Краснова) и Роза (Светлана Прутис) сидят здесь — горе-то у всех одинаковое. Иногда даже журналистов зовут, которые благодарят: «Спасибо за материал», вызывая истерику у Старшенькой — кому материал, а кому изорванная тоской по сыну душа.

Однако когда оператор (Юрий Буслаев) погибает, его жена, корреспондентка (Елена Гофф) думает больше не о «стендапах», а о том, что сына-то у нее нет от мужа. Она быстро здесь становится своей: беспощадная война забирает отцов, мужей и детей, любимых одинаково. Ужас в том, что никто о них не узнает, об этих матерях. В Великую Отечественную их сыновья хотя бы стали героями, похоронены с почестями, а так — они хранятся только в письмах, потому что власть запрещает считать солдатов Чеченской войны героями. Таковыми они станут благодаря Владимиру Зуеву, который ездил в Чечню и нашел таких «мамочек». Они вынуждены чуть ли не попрошайничать, чтобы насобирать денег на памятники своим мальчикам, воевавшим непонятно за что и для кого.

Девушка, сидящая рядом со мной, громко всхлипывает, когда сыновья Коля (Александр Липовской), Андрей (Максим Гуралевич) и Сергей (Владимир Дербенцев) приходят к «мамочкам» во снах: «Мама, пожалуйста, забери меня, мне плохо здесь лежать. — Ты что, твое тело же на гранате лежит!» Но мама все равно заберет. Это же мамочка.

Спектакль поставлен благодаря проекту «Третья сцена», который позволяет артистам театра реализоваться в новой для себя роли — профессионального режиссера. Денису Малютину, талантливому актеру, удалось прыгнуть выше головы — постановка пьесы «Мамочки» получилась ослепляющее мощной и в то же время абсолютно непафосной, чего всегда опасается автор, драматург Владимир Зуев. Я не видела раньше спектакля, после которого столько людей бы одновременно плакали.

«Все артисты, с которыми я работал над этим спектаклем, знают меня как актера. Театр — искусство коллективное. Я был ответственным за проект, но мы работали вместе. Садились и плакали. При первом прочтении, и в процессе репетиций. Тема очень тонкая», — рассказал режиссер Денис Малютин.

Посвящено много трудов типам любви — они всегда как-то различаются между собой, но во всех фигурирует понятие безусловной любви. Это любовь матери к своему дитя, каким бы оно ни было. Спектакль идет всего полтора часа, и за это время совершенно сбивает с толку, обволакивает — не нервной любовью мужчины и женщины, а ясным теплым чувством матери, любящей сына безвозмездно.

«Когда мы ехали в Чечню два дня на Газели, вдруг поняли, что ничего не знаем про этих молодых людей, про них вообще нет никакой информации, — рассказал Владимир Зуев. — Есть фильм Говорухина „Проклятые и забытые“, в котором показана война в Чечне и праздная Москва. Сейчас, когда моя пьеса многими прочитана, поставлена в российских и зарубежных театрах, солдатским мамам стало немного легче — про них узнали. Кстати, я не знаю ни одного профессионального режиссера, который взялся бы за эту тему. Все как-то больше комедии».

Денису Малютину это удалось, несмотря на то, что его это первая режиссерская работа. Он почти ушел от привязки именно к Чечне — он показал истинную любовь матери к ребенку в любых обстоятельствах. Чечня — это фон, страшный, но не главный. Это одна из немногих постановок, о которых трудно писать — настолько искренне и безупречно она сделана. Камерность Малой сцены театра так погружает зрителя в глубокую печаль матерей, что потом весь мир кажется сосредоточенным в небольшом зале, в слезах людей, увидевшим настоящее, не бутафорское горе.

Пьесу «Мамочки» называют повестью о бессмертии, потому что никто не умирает, любовь, настолько всеобъемлющая, просто не дает права на смерть. Души соединяются, приходят во снах к любимым и даже планируют свою военную кампанию — приходить во сны к бездушным политикам. Чтобы смерть была не напрасной.