Другие эпохи

25 марта 2013
Яна Колесинская, Siburbia.ru

Нынешняя зима явила театральные премьеры, которые можно рекомендовать к дружному семейному просмотру. Это совершенно разные постановки, но общее в них одно: нам предлагают увидеть мир глазами не похожих на нас людей. Они далеки от нас, в неведомых нам странах и эпохах. А нужны затем, чтобы напомнить о важном, но безвозвратно утраченном.

Театр «Глобус»: комедия по пьесе Тима Фёрта «Девочки из календаря»

Режиссёр Алексей Крикливый, художник Елена Турчанинова. В ролях: Тамара Кочержинская, Наталья Орлова, Светлана Галкина, Ирина Нахаева, Ирина Камынина, Светлана Прутис и др.

Благополучные английские домохозяйки объединились в дамский клуб, где развлекаются как могут: пекут пирожки, составляют букетики, в общем, вышивают крестиком по тюлю. И не было бы нам до них дела, если бы чопорным леди не вздумалось сняться в жанре «ню» для эротического календаря. Есть среди них и красотки, но есть и строгих нравов учительница, и католичка из церковного хора. И каждая стала фотомоделью! Откровенными сценами нас не сразить, и не такое видали, но сразу предупреждаем: это вовсе не то, о чём вы хотите подумать. Эпизод, ради которого любой другой режиссёр взялся бы за тягомотную пьесу, дабы заманить публику, здесь решён деликатно и целомудренно.

Свет приглушён, акценты погашены, три-четыре секунды на съёмку каждого сюжета. Значок 18+ не соответствует действительности. Можно смело вести детей.

Тема спектакля — вовсе не экзерсисы обнаженной модели. Театр исследует открытие новых возможностей в себе. Казалось бы, чего им не хватало? В самой атмосфере рассеян аромат достатка, визуальный ряд — настоящее пиршество для глаза. «Девочек из календаря» можно рассматривать как показ мод, и если зрителям мужеского полу не дают разглядеть картинки из календаря, то дамы могут всласть полюбоваться шляпками, сумочками, кроем и колоритом костюма. В общем, живи и радуйся, береги своё сердце от тягот земных.

Порой в жизни случается событие, толкающее на экстремальные поступки, неожиданные для себя самого. Близкий человек умер от рака, проще всего было бы облачиться в траур и скорбеть. И не надо ничего делать, и не обязательно что-то предпринимать, и никто тебя за это не осудит. Но любовь к жизни — это, прежде всего, позитивная деятельность. Издать календарь в стиле «Пирелли», чтобы собрать средства для онкологических больных — поступок. Давайте учтём, что действие происходит в другой стране, в другую эпоху, вообще на другой планете. Им бы нашу свободу нравов, нам бы их запреты... Прекрасные актрисы «Глобуса» слагают историю о том, как нелегко даётся решение, как прекрасно ломать закостенелые привычки, как в душе открываются шлюзы, как расширяется сознание, и при этом удаётся остаться самой собой. Каждая из шести пришла к обновлению своим путем, но невероятной красоты поле подсолнухов в финале спектакля — одно на всех.



Театр «Красный факел»: нечто вроде комедии «Не такой уж и пустяк» по пьесе Йосефа Бар-Йосефа «Трудные люди»

Режиссёр Александр Зыков, художник Николай Чернышев. В ролях: Владимир Лемешонок, Сергей Новиков, Елена Жданова, Константин Телегин, Андрей Черных.

На малой сцене «Красного факела» обшарпанная мебель, допотопная утварь — и доисторические персонажи. Даже не верится, что в середине прошлого века не было возможности познакомиться в соцсетях, а женщине за сорок было стыдно оставаться незамужней. Но главная проблема персонажей та же, что и у одиноких людей сегодня — поиск родственной души и невозможность добиться принятия тебя таким, каков ты есть.

Александра Зыкова давно интересует тип личности, которую в русской литературе называли «маленьким человеком», а жлобы именуют ущербной.

Из «жлобов» на сцене Саймон — брутальный брательник Рахели, который сватает жениха своей сестре и над ним же издевается. Этот мужлан, напрочь лишенный эмпатии, подгребает под своё эго всех и вся, и против его лома нет приёма. Был только один момент, когда безропотная Рахель впервые в жизни пошла ва-банк — взбунтовалась против диктатуры братца. Она выплеснула всё наболевшее, высказала всё накипевшее, сделала вызов и Саймону, и горе-жениху, преобразившись до неузнаваемости. Но песня была коротка: Рахель вспыхнула и погасла. Всю жизнь прожившая под влиянием брата, влекомая его волей, она так и не поняла, что за человек этот Лейзер, этот соломенный вдовец, этот чудак не от мира сего.

А он — человек с Космосом в душе. Существует в собственном мироздании, где принят свой, не соотносящийся с общепринятым, уклад. Душевная чистота, искренность, доверие, бесхитростность не котируются в сегодняшнем социуме, Саймон вообще не догоняет, о чем речь. Инакость Лейзера в том, что никаких компромиссов в отношении своих нравственных ценностей он не приемлет, ни на какие дипломатические ходы, чтобы добиться руки невесты, не согласен. Ему нужна женщина, с которой не нужно притворяться. Именно такая и никакая другая.

В пьесе Лейзер уходит из этого дома навсегда. В спектакле он возвращается — с букетом. Тут-то мы и узнаем, что за скелет спрятан в шкафу, дверцы которого скрипели на протяжении всего спектакля. Вернее, два скелета с букетами. Надо полагать, это истлевшие трупы любовников Рахели, с которыми разделался неуправляемый Саймон. Или, наверное, это образ её сердечной тайны, а, возможно, намёк на то, что Лейзеру в браке с Рахелью предстоит открыть ещё много шкафов. Как бы то ни было, а финал остаётся открытым, ибо во взаимоотношениях таких «трудных людей» решающим может стать любое неосторожное слово, любая капля дождя, просочившаяся за воротник...



Театр «Старый дом»: спектакль «Ксения Петербургская» по «пьесе в клеймах» Вадима Ливанова «Святая блаженная Ксения Петербургская в житии» о канонизированной святой XVIII века

Режиссёр Тимур Насиров, художник Константин Соловьев. В ролях Лариса Решетько, Светлана Марченко, Яна Балутина и др.

Колоритные персонажи петербургского дна, существующие в стихии игрового театра, глумятся и юродствуют, кривляются и насмешничают, выстраивая модель уродливого мира. А иногда просто молчат, и такое молчание сильнее слова. Маргиналам противостоит личность, обладающая недюжинной духовной мощью. На худенькие плечики наброшена мужская шинель как знак мужского характера. Мужского в том смысле, что путь выбран наиболее трудный из возможных.

После смерти мужа Ксения облачилась в его одежды, пустилась в скитания и стала называться не иначе как Андреем Федорычем.

Вообще-то странную пьесу написал наш современник Вадим Леванов. Текст состоит из формально привязанных друг к другу кусков, не выстраивающихся в цельный сюжет. Христианскими фетишами подменяются понятия о нравственности. Тем более в свете агрессивного поведения РПЦ хочется искать духовные ценности подальше от всего, что с ней связано. И не в силах театра сделать из сомнительного материала шедевр. В шаткой конструкции спектакля монологи персонажей о великих делах хотя и царапают сердце, но выглядят фрагментами случайно созданного коллажа, а явление Христа Ксении и вовсе похоже на похмельный бред.

Удивительным образом театру удаётся найти интонацию столь щемящую, что всё происходящее принимаешь за чистую монету. Будто произносятся не слова из религиозной агитки, а зашифрованный текст о смысле жизни. Чувство Ксении к мужу даже после его смерти таково, что, соприкасаясь с ней, каждый становится, пусть ненадолго, честнее и чище. Для неё принять потерю невозможно, но её удел — стать другой. После страшного потрясения в Ксении открывается редкий дар — любовь к миру в любых его проявлениях, любовь даже тогда, когда мир забрасывает тебя камнями. Есть ли смысл любить такой мир, вопрос не сюда — у Ксении нет иного способа выжить и жить.

Заглавную роль играют, сменяя друг друга на протяжении спектакля, три актрисы, и у каждой глаза светятся светом иного знания. За эскападами «хора» всплывает иной план, иная реальность, в которой у зрителя обнаруживается своя глубоко личная боль. О спектаклях, где можно расслабиться и тупо получать удовольствие, мы расскажем как-нибудь потом.