«Братишки» Крикливого

1 октября 2009
Елена Макеенко, «Студенческий город»

Молодежный театр «Глобус» получил эксклюзивное право первой постановки на территории России комедии Рэя и Майкла Куни «Братишки». Михаил Мишин сделал авторизованный перевод пьесы, а главный режиссер «Глобуса» Алексей Крикливый ответил на наши вопросы.

Драматург Рэй Куни имеет устойчивую репутацию коме­диографа для домохозяек. Если вы видели «Номер 13» в театре «Старый дом» или «Ночного таксиста» в «Красном факеле», то вам не нужно больше ничего пояснять. Крикливый навер­няка видел. Теперь ему, как постановщику «Братишек», премьера которых состоится в «Глобусе» 9, 10 и 11 октя­бря, приходится отвечать всем и каждому на вопрос о репута­ции автора пьесы...

 Алексей, ну все-таки, почему вы решили поставить пьесу Рэя Куни?

 Знаете, я ведь тоже не люблю про домохозяек, но здесь воз­никла совсем другая история: это на самом деле смешной текст с непривычными пер­сонажами вроде раздолбаев и беженцев. Пьесу Куни на­писал вместе со своим сыном Майклом, и видимо, тот факт, что Майкл гораздо моложе, повлиял на то, какой пье­са в итоге оказалась. Да, это чистая комедия положений, довольно жестко слепленная. Но в то же время — это исто­рия о конфликте буржуазно­го и человеческого. Вообще, когда берешься ставить пьесу, делаешь это для чего-то своего. Однако вы вопрос «Для чего?» можете не задавать, я ответил на него спектаклем.

 Театр «Глобус» получил эксклюзивное право на постановку «Братишек». Что это дает вам как ре­жиссеру?

 Когда первым берешь новый текст, всегда есть риск. Если ты ошибаешься, то твои ошибки учтут, если побеждаешь, то твои идеи могут украсть. Ниче­го не могу сказать, эксклюзив­ное право очень бодрит!

 А переводчик Мишин принимал какое-то участие в работе над спектаклем?

 Мы общались с ним совсем немного. У нас разные задачи. Рэй Куни — очень кассовый драматург, и Михаил Мишин, что скрывать, живет за счет денег за переводы. Например, я знаю о существовании друго­го перевода, который запрещен в России, тот разухабистее, что ли. А Мишин — если делает, то на века. Он переводил пьесу специально для нас, и если бы не наша настойчивость, то это могло бы случиться гораздо позже, через год или полтора. И теперь за «Глобусом» стоит уже целая очередь из театров, в которых хотят поставить «Братишек».

 Можно ли сказать, что «Братишки» молодежный спектакль?

 Я слишком хорошо пони­маю для себя, что такое спек­такль для молодежи. Так вот в «Братишках» нет молодеж­ных проблем, как они представлены, например, и моем спектакле «Haивно. Syпep». Скорее, это спектакль для зрителей разных возрастов. Подчеркиваю: разных.

 Как вы считаете, из­менит ли ваша постановка отношение публики к Рэю Куни?

 Не уверен, у Куни уже такая слава, что с ней трудно что-то сделать. Я даже сам когда-то клялся, что никогда не буду ставить его комедии. Но это совсем другой текст, мне он дей­ствительно понравился. Хотя, конечно, могу сказать честно, для меня постановка «Брати­шек» — определенный риск.