Куда приводят мечты

1 апреля 2012

Елена Климова, «Страстной бульвар, 10», № 8-148/2012

Мюзикл «Алые паруса» на музыку Максима Дунаевского поставили в Новосибирском академическом молодежном театре «Глобус». Музыкальный руководитель и дирижер — Алексей Людмилин, режиссер — Нина Чусова. Ранее премьеры мюзикла состоялись в Москве и Орле, Екатеринбурге и Перми.

Когда из непроглядного тумана, поглотившего задник сцены, где до этого так натурально бушевали волны, возник нос корабля с ликующе алыми, раздутыми и подсвеченными изнутри парусами — честное слово, захватило дух. Тем более, что предшествующий этому долгий и томительный обряд венчания Ассоль (Мария Соболева) с нелюбимым Меннерсом-младшим (Алексей Архипов) просто обязан был по логике жанра завершиться чудесным избавлением.

Возле светлого маяка, жилища Ассоли и ее отца, священник (Александр Варавин), словно фра Лоренцо, покровительствующий любви, все оттягивал произнесение финальных слов. А хор городских кумушек с гримасами возводил очи, выпевая: «Почему он медлит?!» И в тот самый момент, когда зрители уже готовы были предположить, что эти «Алые паруса» завершатся репликой «Слишком поздно, я обвенчана», на сцене победительно возникли сияющие полотнища. И Ассоль каким-то отчаянным движением рванулась вперед, к своей воплощенной мечте. Вот тогда и захватило дух. Этот момент был прямым попаданием в жанр.

Но потом большой корабль деловито выплыл на сцену, туман рассеялся. И на палубе во всей красе застыли мужественный Грэй (Алексей Кучинский) в безукоризненном белом кителе и прекрасная невеста Ассоль в белом платье. И пока они так стояли, захотелось поискать глазами свадебного фотографа. Красота по-американски — из глянцевых журналов и голливудских мелодрам.

Новый мюзикл «Глобуса» постоянно качало, как на тех волнах, что бились на заднике, — от эмоционального накала, подхваченного и усиленного музыкой в исполнении молодежного симфонического оркестра театра, до отточенно и иногда комично исполненных концертных номеров. От захватывающего спектакля до ревю, которое смотришь расслабленно и вполглаза.

Хотя, казалось бы, чего еще надо зрителю? Спецэффекты есть. Мультимедийность — пожалуйста! А костюмы, а неяркий, мягкий и подвижный, «волшебный» свет, а сильный и слаженный хор, а прекрасный оркестр!.. О масштабной сценографии (Анастасия Глебова, Владимир Мартиросов), соединенной с инженерными чудесами, скажу отдельно. Слева — в стороне от города, тот самый светлый маяк с наружной лестницей, сидя на которой Ассоль ждала своего капитана. Справа — обломки кораблей, словно омываемые волнами с экрана. Ну и апофеоз современных сценических возможностей, соединивший высокие технологии с чудом театра, — дождевой занавес. Когда небо над городом проливалось печальным или очистительным дождем, струи скрывали от нас сцену, не касаясь сидевших в яме оркестрантов.

Иногда справа же выкатывали прилавок таверны, и тогда сцену заполняли столы, где пьянствовали жители городка. Между столиками скользил сутулый и длинноногий скрипач с пейсами (Иван Басюра) и пытался смягчать нравы музыкой и уговорами.

Ну, так чего же на самом деле еще ждать от мюзикла? Как ни странно — персонажей, которым сопереживаешь. Для меня в этом спектакле главным героем, не упустившим нерв действия ни на минуту, оказался Меннерс-младший. Его пение рождалось по законам жанра — словно бы герою от избытка чувств уже невозможно говорить, только петь. Его интонации были то яростны, то наполнены спокойной силой, то надрывны и горьки. Меннерса-младшего сжигала неразделенная любовь, и он пел о ней небесам. Жаль, что за бортом спектакля осталась тема преданности, которую не замечаешь, когда она рядом. И доброты, за которую надо держать ответ: утешитель маленькой Ассоль, бродяга Эгль (Илья Паньков) пообещал ей сказку, которую не в силах воплотить. Или...

Никаких «или»! Спектакль создан не для меня. Он для тех, кого будут водить сюда целыми классами и кто не читал Грина. Чтобы удостоверились — мечты приводят на палубу лайнера, а там капитан, весь в белом. «Ты плакала?» — спросила мою красивую юную соседку ее подруга. И та ответила: «Да!»