Полярная тетрадь

29 октября 2010
«Ведомости»

Театр «Глобус» готовит премьеру по одному из самых непростых произведений современности, которое способно вызывать как интерес, так и отвращение.

В начале ноября на суд новосибирской публики будет вынесена «Толстая тетрадь» — сценическое переложение трилогии Аготы Кристоф, переведённой на 33 языка. Произведение написано в форме дневников десятилетних близнецов, Клауса и Лукаса, которые те вели во времена Второй мировой войны.

В России этот текст, полный внутреннего драматизма, знают пока не достаточно хорошо. На сцену он был перенесён всего однажды — художественным руководителем Кировского «Театра на Спасской» Борисом Павловичем в 2009 году (в этом году, к слову, спектакль вошёл в конкурсную программу фестиваля «Золотая маска»). В Новосибирске за трилогию Аготы Кристоф взялся главный режиссёр театра «Глобус» Алексей Крикливый, причём он сам занимается и сценографией, и музыкальным оформлением важной для себя постановки. «По сути, для Аготы Кристоф это автобиографическое произведение, — размышляет режиссёр. — Ей было десять лет в 45-м. И главным героям этой книги столько же. Два мальчика, сталкиваясь с войной, с верой, с бытом, изобретают новые десять заповедей. И в какой-то момент начинают вершить дело Бога. В „Толстой тетради“ очень много библейских мотивов, и философских, и человеческих. С одной стороны, это поэтичная, с другой — очень жёсткая история. В ней столько обжигающих моментов, выдуманных или реальных — непонятно, столько искренности и правды... Когда читаешь трилогию, испытываешь разнополярные чувства — от интереса до отвращения, но всё равно не можешь остановиться. А после окончания чтения возникает момент катарсиса. Надеюсь, мы найдём некий театральный эквивалент этому тексту, чтобы передать зрителю всю силу подобных эмоций».

Главных героев — близнецов Клауса и Лукаса, которые, несмотря на внешнюю схожесть, столь же полярны, сколь и сам текст, играют молодые артисты театра Никита Сарычев и Иван Басюра. «С точки зрения физиологии, это одинаковые люди, у них одна и та же кровь, одни отпечатки пальцев, всё идентично, они как отражение в зеркале. Но почему-то один — оптимист, другой — пессимист, один — чёрное, другой — белое. Интересно наблюдать, как возникает вариативность отношения к одним и тем же событиям», — замечает Алексей Крикливый. Впрочем, режиссёр осознаёт, что неразвлекательный характер «Толстой тетради» может сузить «зрительский коридор»: «Я уважаю право зрителя — пойти или нет на тот или иной спектакль. Но мне кажется, что есть такие вещи, которые люди обязаны знать. Как в нашем спектакле „Наивно. Sупер“, я верю в очищение души через веселье. Но также я верю в очищение души через грусть, иногда даже боль. Что главнее — не знаю».