Актеры театра «Глобус» выучили французский для «Игрока» Достоевского

20 апреля 2018
Екатерина Макаркина, «Новосибирские новости»

Спектакль по роману Фёдора Достоевского поставили в театре «Глобус». Специально для этой постановки актеры учили французский и немецкий — чтобы текст звучал естественно. Чтобы к классической постановке были готовы зрители, театр также провел лекции о зависимостях и Достоевском.

Здесь ставят по-крупному. Не только деньги, но и собственные судьбы. На сцене «Глобуса» ставят «Игрока» Достоевского. Простой учитель Алексей, чтобы завоевать генеральскую дочку, ввязывается в водоворот казино.

Эта история о страстях. Азартных, любовных и любых других — тех, которые сильнее разума. События разворачиваются в городе, где люди поклоняются деньгам. Сценография — соответствующая. Художник — Мария Утробина — создала роскошный мраморный зал, поражающий масштабами. Так сразу и не скажешь, что это бутафория.

«Генерал снимает очень крутые апартаменты, просто круче некуда. А самое крутое за границей — это всегда классика. Классические апартаменты, королевские. И мы тут соорудили что-то вроде королевских апартаментов», — поясняет режиссёр Ирина Керученко.

Русского психологического театра, без экспериментов, зрители «Глобуса» ждали долго. И вот, наконец, свершилось: если француз, то говорит по-французски, если шикарная девушка — то в шикарном платье. Желание истосковавшихся по классике зрителей исполнила режиссер из Москвы, Ирина Керученко. Труппу полюбила, когда ставила «Первую любовь» здесь же. В этот раз вместе разбирались с Достоевским. Сама Ирина автора приняла лишь с возрастом. Говорит, в его произведениях много света. Помогала понять это и молодым артистам.

«Я с большим трудом читаю Достоевского, потому что, вероятно, в силу духовной какой-то своей несостоятельности, пока до него не совсем ещё дорос. То, что там есть огромная глубина, и её можно до бесконечности вскрывать — я это вижу и чувствую. Но тяжело», — отмечает артист театра «Глобус» Максим Гуралевич.

Страсти, убеждены артисты, сжигают изнутри. Но это — неотъемлемая часть любого человека, который хочет жить.