«Театр дель арте — здесь и сейчас»: брифинг с режиссером Олегом Долиным и актрисами РАМТа

3 декабря 2019

Друзья! XIII Международный Рождественский фестиваль искусств начал свое шествие по площадкам Новосибирска. 2 декабря 2019 года в театре «Глобус» состоялось торжественное открытие форума. Зрители увидели сказочную трагедию Российского академического Молодежного театра «Зобеида» по пьесе Карло Гоцци. Накануне следующего показа, 3 декабря, прошел брифинг с режиссером спектакля Олегом Долиным и актрисами театра и кино, исполнительницами роли Зобеиды Полиной Виторган и Анастасией Волынской.

Традиционно первый вопрос был посвящен мотивации режиссера при выборе произведения. Олег Долин: «Гоцци я люблю с детства. Пьеса, к моему удивлению, малоизвестная, хотя это замечательный перевод Татьяны Щепкиной-Куперник, ее золотой период. По моим сведениям, „Зобеида“ в профессиональном театре ставилась в 1926 году. Последнее издание пьесы было где-то до шестидесятых годов. Такая несправедливость меня поразила. Я сразу увидел, что там есть несколько интересных ролей, есть тема, которую артист может провести. К изучению правил дель арте мы подошли студийно. Почти год с актерами занимались тренингами по итальянской, французской системам комедии масок. Это совершенно другая технология, не та, к которой привык русский артист».

Анастасия Волынская призналась, что жанр пьесы диктовал свои условия, в одной работе было сложно соединить образ иронический, над которым можно посмеяться, и трагедию. А опыт работы с масками стал для нее крайне любопытным: «Изначально Олег принес нам огромное количество масок, и мы пробовали эти правила существования, каждый из нас рождал или не рождал персонажа. Маски дают сразу очень яркий характер. У тебя тело по-другому работает, голос меняется».

При этом ее героиня, любящая своего коварного мужа, в отличие от других персонажей маску не носит. Олег Долин объясняет этот факт законами дель арте: «По итальянской классификации только влюбленные — люди, только влюбленный человек имеет право на слово, на истину. А все остальные не очень понимают мир. Это крайне непростые технологии. У вас здесь замечательный театральный вуз, я бы очень хотел, чтобы к нам на спектакль пришли студенты, потому что это то, чего не достает русской актерской школе, — игры. Все очень глубоко понимают, разбирают. А что такое игра театральная? Когда игра вообще важнее всего — сюжета, смыслов, игра — смыслообразующая, когда именно для этого актер вышел на сценическую площадку?»

Существует ли импровизация в спектакле и насколько важно в классике так называемое осовременивание материала? Режиссер отвечает коротко: «Театр дель арте — здесь и сейчас. Сделать так, как это было в античности или восемнадцатом веке, невозможно. Есть пьеса, но есть минус шестнадцать на улице и Новосибирск. Это такой строгий спектакль в том смысле, что комедия масок более всего похожа на музыкальный строй. Но есть зоны, где это абсолютно размывается. Барьеры падают, можно шутить на любые темы. Драматурги тех времен, Гоцци в том числе, понимали мироустройство как взаимодействие низменного и высокого. У Гоцци в разных пьесах разное количество импровизационных кусков, мы с этим работаем».

На фестивале столичных гостей ждало новое сценическое пространство — большая сцена театра «Глобус», на которой размещены с трех сторон двести зрителей. Безусловно, всех интересовал вопрос, насколько комфортно находиться на другой, принципиально иной площадке, ведь и дома РАМТовцы играют в необычных условиях — в театральном дворе. Так называется еще одна, импровизированная, сцена Российского академического Молодежного театра. Олег Долин делится своими ощущениями: «Каждый спектакль отличается даже в Москве. Погода другая, воздух другой, ветер чуть иной. Мы играем его на улице, конечно, это задает некий флер, венецианский дух. У нас в РАМТе замечательный внутренний двор, вроде ленинградских дворов-колодцев. Летом там гнездятся чайки-альбатросы, не знаю, откуда они прилетают. И поэтому некий барочный мир присутствует. В Новосибирске мы тоже стараемся полюбить пространство, не подмять его под себя. Зритель здесь видит, как меняются декорации, как актеры готовятся на свой выход. Здесь вы ни на секунду не забудете, что это театр, но от этого не станет менее изобретательно и весело».

Полина Виторган присоединяется к разговору: «Невероятно, что в нашем дворе в самый нужный момент дождь может пойти, ветер подуть. Это все становится частью спектакля, персонажем. Природа тоже задает нам свое какое-то направление. Мне близок этот спектакль, моя героиня. Мне нравятся темы и смыслы, которые через этого персонажа можно донести... О чем? О любви, конечно».