«Всем кого касается» в театре «Глобус»: Как избежать зла?

17 февраля 2020

Мария Кожина, «ОКОЛОтеатральный журнал»

Еще несколько лет назад современная пьеса для подростков была дефицитом, сложно было найти материал, интересный зрителям от 12 до 16 лет, и им приходилось смотреть либо спектакли для младшего возраста, либо для взрослой аудитории, или же вовсе не ходить в театр. Благодаря фестивалям и конкурсам современной драматургии эта ниша начала заполняться, в «Ремарке» даже сделали отдельную номинацию с пьесами для детей и подростков, и спектакли по новым текстам постепенно появились в театрах. Пьеса Даны Сидерос «Всем кого касается» стала победителем «Маленькой Ремарки» в 2018 году. Осенью того же года режиссер Евгений Маленчев сделал эскиз в театре «Глобус» в рамках лаборатории «Современная российская драматургия для подростков — путь к зрителю», а в этом сезоне продолжил работу и поставил спектакль.

«Всем кого касается» — история из жизни учеников элитной школы, привыкших к тому, что вокруг них понятный, правильно устроенный мир, где они чувствуют себя комфортно. Ситуация меняется, когда в класс приходят новенькие — два брата Миша и Костя. Костя не разговаривает, единственное, что он может произнести — слово «нет». Между собой они общаются на придуманном языке жестов и прикосновений (название пьесы можно прочитать буквально). Например, взять за запястье — значит, испытывать страх или тревогу, положить ладонь на горло — просить о помощи для себя или другого, дотронуться до виска — сомневаться или показывать, что не доверяешь окружающим. Одноклассники воспринимают братьев как диких зверей, а когда кто-то из «нормальных» ребят начинает с ними общаться, реагируют так, как будто те подхватили инфекцию. Разделение на своих и чужих — суть конфликта, но Дана Сидерос, обманывая ожидания , показывает, что у этой проблемы есть решение, и пьеса про буллинг становится пьесой про то, как буллинга можно избежать. «Всем кого касается» — одна из немногих историй про подростков, где показан выход из ситуации, все-таки счастливые финалы в современных пьесах — редкость.

Эскиз, который сделал Евгений Маленчев полтора года назад, был показан в репетиционном зале «Глобуса». Вдоль вытянутой площадки были расположены места для зрителей, а напротив, вместо задника, — зеркало во всю ширину сцены. В нем удваивалось происходящее, и зрители могли внимательно вглядеться в героев этой истории и в самих себя. В игровом пространстве был выстроен школьный кабинет с учительским столом и несколькими партами, но это решение было слишком очевидным — действие ведь происходит в школе — и лишало эскиз динамики, потому что артисты либо сидели за партами, либо переходили от одной парты к другой. Спектакль режиссер перенес на большую сцену, где вместе с художником Анастасией Бугаевой, создал камерное пространство (зрительный зал — тоже на сцене) — современный школьный спортзал. Здесь проходят все уроки класса, в который перешли Миша (Алексей Корнев) и Костя (Андрей Вольф), потому что в кабинетах за лето не закончили ремонт. В спортзале есть баскетбольные корзины, стол для пинг-понга, шведская стенка, гимнастические кольца и другие снаряды. Это пространство буквально дышит движением.

Движение — это язык, на котором общаются герои. Слова кажутся неверными, ненадежными, их не хватает для того, чтобы выразить, что чувствуешь, или о чем думаешь. Неслучайно, уроки, которые мы видим в спектакле, — это уроки русского языка, где учитель объясняет, что нужно искать точные слова, потому что за привычными штампами, ничего не стоит: «„Лиза Осокина — эссеист с особой оптикой“ — и все закивали со значением. А что это значит? Какой именно „особой“? В чем ее особенность, скажите мне? Это пустышка!».

Движение — это энергия, с которой школьники вступают в противостояние и которую выплескивают в спортзале, пытаясь обыграть соперников в баскетбол. Правда, режиссер намеренно замедляет действие, как только оно набирает обороты, его скорость постоянно меняется. По сюжету, одновременно с приходом новых учеников в школе появляется поджигатель: постоянно срабатывает пожарная сигнализация, из-за чего приходится прерывать уроки и всех эвакуировать. Когда это происходит, спортзал наполняется дымом, а персонажи, словно одурманенные, двигаются медленно, почти зависают в воздухе. Прежде спокойный мир колеблется и из-за конфликта между героями, и из-за внешней угрозы — они в каком-то смысле повторяют друг друга — развиваются стихийно, неуправляемо.

Даже взрослые не могут с этим справиться. Директору школы в исполнении Александра Петрова проще обвинить Мишу и Костю, потому что у них плохая репутация, чем разбираться, кто виноват. Этот неуклюжий, нелепый мужчина, который спотыкается, надевает пиджак наизнанку, попадает в мусорную корзину стаканчиком из-под кофе только с третьего раза, видимо, так устал оказываться в глупых ситуациях, что готов принять жесткое решение, пусть и неправильное, лишь бы повысить свой авторитет. Другая стратегия — Софьи Алексеевны (Марина Кондратьева), бескомпромиссной, уверенной в том, что ее ученики на такое не способны. Она всегда на стороне детей, и, пожалуй, то важное, что есть и в пьесе, и в спектакле — отношение взрослого к подросткам как к равным, без назиданий и поучений, но с готовностью к честному разговору.

Артисты, которые играют школьников, делают это ужасно обаятельно, не заставляя сомневаться в том, что они учатся в старших классах. Кроме того, что между братьями и остальными учениками происходят стычки, есть в спектакле и другие отношения, которые проявляются в ухмылках, взглядах, каких-то микрореакциях. И за этими отношениями (между Лизой и Каримом, Ритой и Пашей, Гузель и Пашей, Гузель и Валентином) очень увлекательно следить. Интересно артисты работают с социальным ролями, которые их герои играют в классе. Например, Паша борется за то, чтобы сохранить привычный порядок, и уверен, что это правильно, но он оказывается самым нечутким, твердолобым и несгибаемым. Станислав Скакунов показывает его хмурым, замкнутым, он смотрит исподлобья и всегда что-то замышляет. Семена Александр Липовской, напротив, играет расслабленным, разболтанным, он хулиган и балагур, но при этом самый ранимый и чувствительный. Показывая типическое, они добавляют и другие черты, делая персонажей более сложными, и от этого похожими на реальных людей.

Грань между настоящим и вымышленным стирается еще и потому, что в течение всего спектакля артисты вторгаются в действие, зачитывают свои сочинения на тему «Как избежать зла?». Это домашнее задание по русскому языку, которое должны сделать их персонажи, но артисты выполнили его от себя. В общем-то, можно думать о том, что весь спектакль — это сочинение на предложенную тему, и в нем возникают разные варианты ответов, но универсального ответа нет, каждый выбирает тот, который для него приемлем. Предложу свой: чтобы избежать зла, нужно не совершать зла самому, быть честным с собой и с другими, не навязывать своих представлений, не решать и не думать за других, говорить о проблемах, а еще, если можешь кому-то помочь, обязательно помогать. Возможно, тогда зла станет меньше. Маша Кожина.