Успеть увидеть в театре: 10 спектаклей-открытий «Золотой Маски»

7 марта

Александр Быковский, «Forbes»

Гид на национальному театральному фестивалю для тех, кто хочет смотреть все лучшее

В этом году Российская национальная театральная премия и фестиваль «Золотая Маска» отмечает 25-летний юбилей. Конкурсная программа из порядка 80 спектаклей уже в самом разгаре, но впереди еще почти два месяца. Победителей наградят 16 апреля на исторической сцене Большого театра. У находящегося под домашним арестом Кирилла Серебренникова три номинации на «Маску». Одна за скандального «Нуреева» в Большом, две другие — за «Маленькие трагедии» в «Гоголь-центре». «Нуреев» уже прошел, а вот на «Маленькие трагедии», получившие в сумме 9 номинаций, еще можно успеть (13 и 14 апреля). Если говорить о самых громких гастролях, то это «100% Воронеж» группы Rimini Protokoll (12 марта) и «Знакомые чувства, смешанные лица» Кристофа Марталера (18 и 19 апреля). Самые именитые гости из Петербурга — это Юрий Бутусов и Андрей Могучий, хотя «гостями» обоих можно назвать с большой натяжкой. «Гамлет» Бутусова — это must see, но уже из его питерского прошлого. Скорее, имеет смысл дождаться лета и посмотреть премьеру — «Пер Гюнта» в московском Театре Вахтангова. Два эпизода «Трех Толстяков» показывают 7–9 марта. Будете в Петербурге — идите. Если нет, то можно ограничиться трансляцией (7 и 9 марта). С оперой и балетом рекомендации более-менее понятны. Говорим балет, подразумеваем — «Снегурочка» (15 и 16 марта). Говорим опера, подразумеваем — «Альцина» (17 марта). В нашей подборке мы рассказываем про 10 менее очевидных постановок, которые нужно посмотреть.

«Лицо Земли», ТЮЗ им. А.А. Брянцева, Санкт-Петербург в РАМТе 11 марта

Как должен выглядеть эко-френдли спектакль? Видимо, именно так. Вероятно, даже Леонардо Ди Каприо не столь убедителен в своем призыве к спасению амурских тигров, как «Лицо Земли». Сплав художественного, документального и перформативного вкупе с текстом Аси Волошиной действует на зрителя лучше, чем любая агитка. Выйдя из зала вы, может, и не побежите сразу записываться в Greenpeace, но призадумаетесь надолго. С визуальной стороны к «Лицу Земли» тоже, извините за каламбур, не подкопаться — эффектно и современно.

«Оптимистическая трагедия. Прощальный бал», Александринский театр, Санкт-Петербург в МХТ им. А.П. Чехова 13–14 марта

В программе этого года много спектаклей, обращенных к советскому наследию. В «Родине» Андрея Стадникова (3–5 апреля) звучит стенограмма заседаний Политбюро. «Диджей Павел» (28 и 29 апреля) с легкой руки драматурга Павла Пряжко «крутит» Пугачеву и Боярского. Виктор Рыжаков обращается с «Оптимистической трагедией» Всеволода Вишневского в переложении Аси Волошиной бережно, но смело. Вишневский хотел назвать пьесу «Из хаоса». Из него же, вперемешку с заимствованиями из классики (Достоевский) и масскульта (ростовой Крокодил Гена, песни Децла и Queen), Рыжаков создает музыкально-пластическую интерпретацию мифа о первых годах революции.

«Камилла», Анна Гарафеева и Ко в «Сахаровском центре» 22–23 марта

Эстетика Огюста Родена как будто просится для воплощения в танце. Но в сюжете этой хореографической постановки первую (и единственную) скрипку играет не сам Роден, а его возлюбленная Камилла Клодель, которая тоже была скульптором. Ее судьбу, как и судьбу ее романа с создателем «Мыслителя», трудно назвать счастливой (расставание с любимым, потеря ребенка,30-летнее заключение в психлечебнице). Визуальное воплощение этой судьбы — нависшая над танцовщицей каменная глыба — пронзительно и гениально в своей простоте. Помимо исполнительницы заглавной роли Анны Гарафеевой номинацией на «Золотую Маску» отмечены художница Ксения Перетрухина и композитор Алексей Ретинский.

«Мельников. Документальная опера», Музей архитектуры им. Щусева в Центре дизайна Artplay 23 марта

Первое, что возникает в памяти при упоминании дома Мельникова, это шестигранные окна, позволяющие сравнивать все сооружение с пчелиными сотами. Ритмический узор окон был положен в основу музыкальной партитуры спектакля Анастасии Патлай композитором Кириллом Широковым. Текстовая составляющая — это пьеса Наны Гринштейн по дневникам гениального архитектора, которого воплощает на сцене Игорь Ясулович. Первый эпитет, который просится на язык в связи с судьбой дома Мельникова, это «хрупкий». Его же можно отнести и к самому спектаклю, увидеть который в рамках «Маски» можно будет, вероятно, в последний раз.

«Лицо Земли», ТЮЗ им. А.А. Брянцева, Санкт-Петербург в РАМТе 11 марта

Как должен выглядеть эко-френдли спектакль? Видимо, именно так. Вероятно, даже Леонардо Ди Каприо не столь убедителен в своем призыве к спасению амурских тигров, как «Лицо Земли». Сплав художественного, документального и перформативного вкупе с текстом Аси Волошиной действует на зрителя лучше, чем любая агитка. Выйдя из зала вы, может, и не побежите сразу записываться в Greenpeace, но призадумаетесь надолго. С визуальной стороны к «Лицу Земли» тоже, извините за каламбур, не подкопаться — эффектно и современно.

«Оптимистическая трагедия. Прощальный бал», Александринский театр, Санкт-Петербург в МХТ им. А.П. Чехова 13–14 марта

В программе этого года много спектаклей, обращенных к советскому наследию. В «Родине» Андрея Стадникова (3–5 апреля) звучит стенограмма заседаний Политбюро. «Диджей Павел» (28 и 29 апреля) с легкой руки драматурга Павла Пряжко «крутит» Пугачеву и Боярского. Виктор Рыжаков обращается с «Оптимистической трагедией» Всеволода Вишневского в переложении Аси Волошиной бережно, но смело. Вишневский хотел назвать пьесу «Из хаоса». Из него же, вперемешку с заимствованиями из классики (Достоевский) и масскульта (ростовой Крокодил Гена, песни Децла и Queen), Рыжаков создает музыкально-пластическую интерпретацию мифа о первых годах революции.

«Камилла», Анна Гарафеева и Ко в «Сахаровском центре» 22–23 марта

Эстетика Огюста Родена как будто просится для воплощения в танце. Но в сюжете этой хореографической постановки первую (и единственную) скрипку играет не сам Роден, а его возлюбленная Камилла Клодель, которая тоже была скульптором. Ее судьбу, как и судьбу ее романа с создателем «Мыслителя», трудно назвать счастливой (расставание с любимым, потеря ребенка,30-летнее заключение в психлечебнице). Визуальное воплощение этой судьбы — нависшая над танцовщицей каменная глыба — пронзительно и гениально в своей простоте. Помимо исполнительницы заглавной роли Анны Гарафеевой номинацией на «Золотую Маску» отмечены художница Ксения Перетрухина и композитор Алексей Ретинский.

«Мельников. Документальная опера», Музей архитектуры им. Щусева в Центре дизайна Artplay 23 марта

Первое, что возникает в памяти при упоминании дома Мельникова, это шестигранные окна, позволяющие сравнивать все сооружение с пчелиными сотами. Ритмический узор окон был положен в основу музыкальной партитуры спектакля Анастасии Патлай композитором Кириллом Широковым. Текстовая составляющая — это пьеса Наны Гринштейн по дневникам гениального архитектора, которого воплощает на сцене Игорь Ясулович. Первый эпитет, который просится на язык в связи с судьбой дома Мельникова, это «хрупкий». Его же можно отнести и к самому спектаклю, увидеть который в рамках «Маски» можно будет, вероятно, в последний раз.

«Деревня канатоходцев», Театральная компания «Открытое пространство», Санкт-Петербург в Театре на Таганке 30 марта

Это может показаться странным, но кукольные постановки сегодня чуть ли не форпост самых передовых театральных изысканий. В программе фестиваля в этом году целых три постановки Яны Туминой. В «Комнате Герды» — лирическом хорроре" по мотивам «Снежной королевы» — жюри «Маски» отметило номинацией работу Алисы Олейник (16 и 17 марта). «Руслан и Людмила» Туминой — это «наше все», стучащееся в сердце в обход слов (13 апреля). Но, вероятно, главный из трех спектаклей — это «Деревня канатоходцев», сдержанно-внятная притча о жизни над пропастью.

«Пианисты», Театр «Глобус», Новосибирск в Театре наций 30–31 марта

«Пианисты» Бориса Павловича — это инсценировка романа норвежского писателя и музыканта Кетиля Бьернстада. Композитору Роману Столяру принадлежит ноу-хау, как рассказать историю о происходящем во время исполнения фортепианных пьес Равеля и Дебюсси, но без звуков фортепиано. Музыкальным законам здесь подчинено все от речи и пластики актеров до судеб самих героев, которые стремятся к совершенству.

«Орфические игры. Панк-макраме», Электротеатр Станиславский, 6–11 апреля

Режиссер Борис Юхананов представлен в программе фестиваля очередным мегаломанским проектом (сам он предпочитает термин «новопроцессуальный»), который состоит из трех десятков фрагментов, созданных сотней учеников режиссера, и идет 6 дней подряд. Собирать этот пазл можно с любого из 6 углов, но разумнее всего начать с начала, вдруг затянет. Юхананов любит играть в демократию и диалог с залом. На самом же деле, его гигантские конструкторы намертво спаяны железной режиссерской волей, поддаться которой — это особого рода искушение. Если решитесь, то в качестве обязательного домашнего задания освежите в голове сюжет мифа об Орфее. Лучше всего — посмотрите фильм Жана Кокто.

«Розенкранц и Гильденстерн мертвы», Драматический театр им. А.С. Пушкина, Красноярск в Театре «Новая Опера» 12 апреля

Пьеса Тома Стоппарда — это «спин-офф» шекспировского «Гамлета», в котором главными героями становятся школьные приятели принца. Но тащить на себе сюжетную лямку великой трагедии юноши оказываются не готовы, поэтому мир вокруг них превращается в полный абсурд. В результате мы получаем «В ожидании Годо» 2.0 с поправкой на возраст и английский юмор. Материал практически беспроигрышный, в первую очередь требующий от актеров бьющего через край обаяния. Для экранизации пьесы в 1990 году, снятой самим Стоппардом, не зря были выбраны Тим Рот и Гэри Олдман. Не беремся сравнивать, но магнетизма не лишены и красноярские актеры.