Толстой иль не Толстой?

14 декабря 2019

Евгения Буторина, «Пенсионеры-online»

На самом деле для режиссера Дмитрия Крымова такой вопрос никогда не возникал. Он не «ставит произведение», он делает спектакли по мотивам. И «Анна Каренина» − лишь повод поговорить о любви, семье, поисках себя...

В программе XIII Международного Рождественского фестиваля искусств спектакль МХАТа «Сережа» с первых дней привлек внимание зрителей. Одних − названием театра, других − фамилией режиссера, известного своими поисками и находками.

Спектакль Крымова — это классический постмодернистский театр, где действо наполнено метафорами, аллюзиями и цитатами. Соответственно, с цитаты и начинается спектакль — пока зрители рассаживаются в зале, а слуги Карениных натирают паркет на сцене, из старенького магнитофона звучит постановка МХАТа 1937 года, разговор Анны (Алла Тарасова) и Каренина (Николай Хмелев). К этой версии спектакля не раз еще будут апеллировать артисты со сцены. Именно то платье, которое носила Каренина в спектакле в 1937 году, постарается примерить на себя хрупкая сегодняшняя Анна — Мария Смольникова. Огромное, черное, оно мешком висит на ее плечах, тянет вниз, душит.
«Сережа» − это спектакль-игра, спектакль-анекдот. Красавец Каренин Алексея Белого — то в расшитом золотом камзоле, с оленьими рогами, с колокольчиком на голове. То в фартуке, увлечено чинящий какую-то домашнюю утварь. То злобный тиран, переезжающий Анну не поездом, так накрытым столом...

Вронский − Виктор Хориняк — нелепый вечный мальчик в постоянно съезжающих на нос очках, которого всюду сопровождает и направляет мама. Полноте, да какой это Вронский, скорее это реинкарнация Левина. Нелепый, смущающийся, пытающийся удивить Каренину хождением на руках и не понимающий, почему нельзя быть вместе, если так хочется...

А Сережа, вокруг которого идут споры, − он и вовсе кукла. Спокойный неэмоциональный мальчик, который учится, играет с воздушным змеем, покорно ложится спать. Идеальный ребенок, потому что он — кукла. И за него ли ожесточённо борются Анна и Каренин, вырывая его друг у друга?

Мир сходит с ума, и в пыльный поезд, в котором едет Каренина, врывается ураган, чтобы разметать весь багаж и пассажиров. Вронский крутит Анну как куклу, встретив ее в поезде, а затем врывается в дом Карениных, устраивая настоящий цирк с номерами балансировки. «Такой хороший муж» Каренин в фартучке чинит вентилятор, по пути вспоминая текст роли — тот самый, который мы слушали на магнитофоне. А если забывает, то легко забирает пьесу у суфлера и перечитывает ее прямо на сцене...
Для МХАТа спектакль Крымова необычен и непривычен. Новосибирским же зрителям последнее время везет — весь Год театра им показывают современную режиссуру, современный театр. И как в общем контексте прошедшего не так давно фестиваля «Хаос», так и в рамках фестиваля Рождественского, необычным показалось бы скорее классическое прочтение пьесы.
Все активнее захватывает сцены театр современный, где важно не что, а как. И «Сережа» Крымова — один из самых ярких образцов этого самого современного постмодернистского, очень личностного театра. 
Что ж, пусть Толстого и не было, но посмотрели мы увлекательный спектакль, сыгранный прекрасными актерами. Посмеялись. Получили представление о том, в какую сторону идет театр современный. Собственно, такой и видят задачу XIII Международного Рождественского фестиваля искусств его организаторы.