Режиссер-постановщик Денис Филимонов о спектакле «Остров сокровищ»

10 марта 2009

Александра Рощина, новостная лента сайта театра «Глобус»

 Чем обусловлен выбор литературного материала?

 «Остров сокровищ» стоит в литературе особняком. 
Во-первых, когда мы брались за инсценировку и прочитали произведение, я был поражён, насколько роман похож на театральную пьесу: если герой входит в комнату — у этой сцены обязательно есть завязка, кульминация и развязка. 
Во-вторых, это произведение особого жанра. «Остров» не является детским произведением. Таких произведений в литературе не так много. Самые известные — «Том Сойер» и «Остров сокровищ». В спектакле «Остров сокровищ» я простраиваю реалистичные отношения между героями. Потому что само произведение как раз такое. У Сильвера свои мотивы — он одинок, смертельно устал и хочет отдохнуть, у Джима, который живёт в глуши — стремление вырваться оттуда. У нас у каждого есть свой «остров сокровищ». Немаловажно, что герои на протяжении произведения меняются. В спектакле будет то же самое. Мои герои психологически взрослеют, что-то понимают, становятся другими, изменяются.

 Как бы вы определили жанр постановки?

 Я хочу сделать то, что сделали режиссёры так называемых приключенческих фильмов, таких как, например «Пираты Карибского моря» и «Властелин Колец». Я не имею в виду художественную сторону. Я об особом жанре, для определения которого еще не возник термин, но который можно назвать «фэнтези для взрослых». Это же не детские фильмы — местами страшные, со сложными отношениями между героями. 

 О чём будет спектакль?

 В спектакле для меня главное показать, как человек взрослеет, попадая в ситуацию, которая ему не свойственна, которая для него погранична. Сильвер не просто так стал злодеем, у его персонажа есть концепция. Ему пришлось научиться быть жестоким и никому не верить. Тот путь, по которому мог пойти Джим — это путь Сильвера. Не случайно у Сильвера в произведении есть следующий текст: «Я был таким же наивным, безрассудным, пока не понял, что для людей главное — это сила, власть и деньги». Я благодарен ребятам-актёрам, что они как-то поняли мой замысел, что они ищут, пробуют, не играют мне никаких шаблонных злых капитанов и маленьких мальчиков. Меня, кстати, много спрашивали: «Как ты там момент с мальчиком сделаешь?». Ну, вот, к примеру, Гарри Поттер, он что — мальчика играет? Это ж абсолютно взрослая страшноватая история.

 Какой вы видите свою потенциальную аудиторию?

 Это будет семейный спектакль. Хотя, больше юношеский. Детям тоже будет интересно, но они кое-чего не поймут. В этом смысле я верен Стивенсону. Если у него написана жесткая сцена разговора Джима с Сильвером, то она так и ставиться будет. 
Мои герои и аудитория — это люди так называемого «переходного возраста». В произведении у Джима болела мама, и он один вёл трактир, когда ему было примерно 9-10 лет. По нашим меркам, такой уровень развития соответствует 16-летнему, как минимум. 
У меня есть сын Никита, как раз тинейджерского возраста. Общение с ним помогает мне понять, что интересно подросткам. В них сидят два мира: тинейджер ещё не отошёл от детства, и в то же время он уже взрослый. Получается какой-то интересный микс. Мальчишкам будет интересно, как герой принимает решение, оказавшись в сложной ситуации. Конечно, это романтический спектакль, конечно, он мальчиковый. Но обязательно придут девочки смотреть на этих парней, которые дерутся, решают какие-то важные вопросы. Очень важно с такой аудиторией не заигрывать. Их любимая фраза «я уже не ребёнок». 

 Как вы воплотите свои идеи на сцене?

 У нас будет сложная декорация и много музыки. Но конечно, это не будет мюзикл. Это будет драматический спектакль с большим количеством движений, драк, трюков, танцев, боёв на шпагах, летаний на канатах. 

 Почему вы решили приехать в Новосибирск?

 Пригласил театр. И мне очень понравилась идея директора Татьяны Николаевны Людмилиной поднять возрастную планку спектакля. Для меня очень важно, что главный режиссёр театра Алексей Михайлович Крикливый и Татьяна Николаевна — мы все мыслим одинаково. Решение бросить привычную жизнь на два месяца было непростое. Но меня зацепило творческое предложение. Мне вдруг стало очень интересно сделать первый спектакль в таком жанре для взрослых. Потом, театр славится своей труппой. Могу сказать, что он известен в Москве. Когда я говорил в столице «Глобус», мне отвечали: «О, „Глобус“! Знаем». 

 Как вам работается с труппой?

 Что самое важное — актеры занимаются делом и театром. Они творят. К сожалению, в крупных городах очень коммерческая жизнь: реклама, сериалы, медийные лица. Берутся люди, которых знают по телевизору, под них делается спектакль. Театр стал коммерческим искусством. Для некоторых актеров в Москве важнее не поработать над образом и прийти на репетицию, а узнать расписание кастингов. У нас они проводятся каждые 1,5 минуты. И когда молодой актёр во время репетиции с удивлением на меня смотрит и говорит «Денис Иванович, у меня же сейчас кастинг!», мне хочется кинуться пепельницей. Шучу, конечно. Но для меня такое поведение актёров не понятно. 
А здесь я вижу у актеров желание работать. Речь даже не об испорченности и неиспорченности. Может быть, дело в подходе, может быть это театр индивидуальности так тонко подобрал. Причем актеры у меня разного возраста: от 21 до 38. Но не смотря на большой разрыв, я не чувствую никакой разницы. Работа идёт в творческой атмосфере. Совсем не так как, например, в Москве — когда сидят некоторые люди, которые только и думают, что они пропустили кастинг на «Горького», но еще успеют на «Мосфильм». У них, конечно, забита голова другим. Конечно, им не до Чехова или Ибсена. Хотя они и понимают, что это тоже надо. 
При этом я понимаю всю загруженность жизни в Новосибирске. Тут сложностей не меньше, чем в столице. Когда они приходят на репетицию — они где-то оставляют все свои проблемы. Актёры такими и должны быть. Это нормально — приходить готовым на репетицию. Они всегда у меня готовы, всегда что-то предлагают, что-то ищут. Они молодцы. Это же касается всех цехов. Например, реквизит, костюмы, выгородку уже всю принесли; показывают мне разные штурвалы, сабли, костюмы. Честно говоря, после этой бешеной Москвы, я ощущаю, что попал в настоящий театр. Я здесь отдыхаю душой. Театр «Глобус» — это такой театр, каким он и должен быть.