Полина Стружкова: «Детей нет – есть люди…»

9 февраля 2015
Елена Могелюк, новостная лента сайта театра «Глобус»

Друзья! 18 и 19 марта 2015 года театр «Глобус» впервые представит спектакль по мотивам двух произведений Януша Корчака «Король Матиуш» в постановке Полины Стружковой. В преддверии премьеры московский режиссер сама рассказывает об особенностях детского театра, о главных открытиях педагогики, несправедливо позабытых; а также о внутренней свободе и ответственности за нее.

 Полина, вы занимаетесь спектаклями исключительно для детей. Почему решили работать с маленьким зрителем?

 Специального решения не было. После института моя первая постановка была для детей, а потом понеслось. Она и стала открытием, что детский театр — это очень интересная сфера, где много неизведанного. Тогда сложилось впечатление, что тебя понимают, есть точки соприкосновения. Кроме того, театр для детей — это до сих пор не разработанная до конца область, и поэтому каждый спектакль как некий эксперимент: получится или не получится. Мы привыкли, что в театре есть сказки для детей, но мне интереснее всего как раз уходить от этого жанра, пробовать и открывать другие способы разговора. А вообще, как сказал Януш Корчак в своей книге: «Детей нет — есть люди, но с иным масштабом понятий, с иным запасом опыта, иными влечениями, иной игрой чувств».

 По каким принципам, на ваш взгляд, театру следует выстраивать диалог с юным зрителем?

 Выражение, что нужно разговаривать с ребенком как со взрослым, стало несколько унизительным тезисом, потому что в нем кроется снисхождение, а это неверно: как со взрослым, но как будто он чуть-чуть глупее. Сейчас сложно делать какие-либо выводы о том, как нужно выстраивать разговор. Несмотря на годы работы в театре для детей по-прежнему его изучаю: опыта становится больше, но делать выводы пока рано. Самое главное — это внимание, посвящение, изучение опыта коллег... должен быть постоянный процесс познания. Сейчас, например, мы находимся в поисках формы отклика со стороны зрителей. В «Глобусе» и во многих других театрах налажена система отклика для взрослых в социальных сетях, там можно оставить свой отзыв. От детей же мы почти никогда не получаем ответа, а только наблюдаем их в зале. Хочется найти такую форму, чтобы понимать, что остается у них после спектакля, что они думают; как увиденная история отзывается в них. Ведь зачастую мы только через несколько лет можем выразить то, что когда-то увидели в детстве.

 Януш Корчак. Как в вашей жизни появился этот автор?

 В старших классах я училась в Московской международной киношколе. Там нам очень много рассказывали про Януша Корчака, ставили спектакли и рисовали мультфильмы по материалам его произведений. Сейчас, прочитав многие его повести, основную книгу «Как любить ребенка», я понимаю, что все обучение в школе было построено по принципам, описанным в этой книге. Корчак говорил о системе самоуправления детей в школе или в интернате — не об игре (как день самоуправления), а об ответственности, которую человек берет на себя по устройству всего этого микромира, всего, что происходит в школе. Второй принцип — это все время делать что-то для других: мы ставили спектакли, снимали кино в школе, а потом возили это в колонии для несовершеннолетних, в детские дома, делали с воспитанниками совместные постановки. Третий принцип — нас всегда побуждали к каким-то свершениям. Вот так, совсем недавно, я поняла, что училась в школе, которая во многом основывалась на трудах Корчака. У нас тоже была доска с объявлениями, как описано в книге, где каждый ученик мог оставить свое; Корчак писал о детях-опекунах для новеньких — у нас тоже были кураторы, мы вели дневники о достижениях и даже детский суд существовал. Самое удивительное, что автор был реформатором и школьного образования, и воспитания детей, оставшихся без родителей; а также реформатором в принципах родительского воспитания детей. Сейчас немного педагогов и психологов, которые избранно читают его книги. Хотя, казалось бы, их давно нужно было все прочесть. Такое ощущение, что это незаслуженно забытые открытия о том, что нет маленького человека, за которого нужно все решать; и потом вдруг появляется сознательный человек — нет этой границы. С рождения к ребенку нужно относиться как к сознательному человеку. И открытие это потрясающее.

 Интересно, из-за чего открытия, сделанные Корчаком в педагогике и детской психологии, остались без должного внимания?

 Мы с Алексеем Крикливым размышляли на эту тему. Холокост — страшное явление, и очень немногие выпускники домов Корчака остались в живых. Весь его детский дом был уничтожен в Треблинке, где он погиб и сам. Кроме того, те выпускники, которые вышли из детских домов раньше, также погибали. Скорее всего, проблема в этом — не осталось его последователей. Поэтому, наверное, сейчас важно к этому опыту обратиться, в сегодняшнем дне.

 Чем привлекла вас философская сказка «Король Матиуш»?

 Сложно однозначно ответить на этот вопрос. Есть мой собственный опыт работы с детьми, и в «Короле Матиуше» (и других книгах) привлекают прежде всего авторские наблюдения, совпадения с реальными жизненными ситуациями (порой неловкими и смешными). Книга написана так, словно распадается на отдельные главы, и ты читаешь ее, как будто смотришь сезон захватывающего сериала. Это описание четырех лет из жизни человека, но на самом деле — словно всей жизни. Ты делаешь открытия вместе с персонажем: проживаешь событие вместе с ним — и тоже что-то для себя понимаешь. Первая книга — «Король Матиуш Первый» — это приключения, происходящие с героем во внешнем мире (война, открытия новых стран); вторая книга — «Король Матиуш на необитаемом острове» — это приключения внутри себя, попытка найти логическую линию своих поступков, которая ведет все глубже и глубже. Приключения фантастические, а открытия очень «человеческие».

 Обе книги написаны в начале XX века. Какие из тем наиболее актуальны на сегодняшний день?

 Есть временное попадание: там начало 20 века, и сейчас начало 21-го. Темы... Пожалуй, все. Просто аллюзии сейчас другие, и нам нужно найти их. Конечно, прежде всего, речь идет о свободе, о внутренней свободе человека и о связанной с ней ответственности. Это актуально, как никогда. Двадцать лет назад мы решили жить по-новому, но это оказалось не так-то просто: сменился политический строй, а люди остались прежними. Это передается от родителей к детям. Мне кажется, мы еще находимся в поисках нового пути. И книга как раз об этом: главная ошибка Матиуша в том, что он объявил свободу и думал, что все так просто. На деле оказалось, что это работа воли, очень тяжелый труд. Мысль книги, которую мы взяли за основу работы, — свобода начинается внутри человека и через его собственный опыт, личное познание. Также актуальна тема войны, которая, говоря словами главного героя, «спит». Вот что касается аллюзий книги, которые следует перевести на сегодняшний день, но сомнения гложут. Может, это тема ответственности за все происходящее вокруг: войны, которые спят и которые проснулись, социальное неравенство, несправедливость...

 Действие сказочной повести происходит то на фронте под артиллерийскими обстрелами, то в жарких песках Африки, то на необитаемом острове... Как все эти пространства возможно перенести на сцену?

 Никогда невозможно поставить на сцене книгу — ее нужно только читать. Потому что это все равно будет иллюстрация своих каких-то ощущений, либо — собственная идея, показанная через книгу. Ожившие картинки книги — это не цель театра или кино. Взбудоражить мысль зрителя — самое главное. Что касается формы воплощения — мы берем пространство архива: есть некий профессор, который по документам исследует историю Матиуша, он и рассказывает зрителям о нем. Так что, это будет ожившая почти документальная история.