Павел Харин: «Я ощущаю, что нужен театру. А этот театр нужен мне»

3 марта 2014

Елена Могелюк, новостная лента сайта театра «Глобус»

Дорогие зрители! Заслуженный артист России Павел Харин 25 лет своей жизни посвятил театру «Глобус». В преддверии творческого юбилея, который он отметит на сцене родного театра 9 марта 2014 года, актёр сам рассказывает о первых шагах в профессии, о полюбившихся ролях и о взаимоотношениях со зрителем.

 Павел Алексеевич, расскажите, почему решили стать актёром?

 Всё получилось само собой. Не могу сказать, что это была детская мечта. Мальчиком я грезил о море, о путешествиях. Хотелось даже связать свою жизнь с водной стихией. На три года это удалось: я служил на флоте. Потом вдруг в голову пришла мысль о том, чтобы попробовать себя в театре. В 1981 году поступил в Новосибирское театральное училище на курс к С. Горбушину и В. Гранату. После четвёртого курса меня взяли работать в «Красный факел». В 1989 году пригласили в «Глобус». Так и закрутилась моя актёрская жизнь.

 За 25 лет творческой работы в «Глобусе» Вы сыграли множество ролей. Можете назвать такие, которые больше всего полюбились?

 Есть несколько ролей, которые мне всегда нравились и нравятся. Например, Гулливер в спектакле «...И никто никого не слышит» режиссёра Сергея Миронова, Герострат в спектакле «...Забыть Герострата!». В этих постановках поднималась актуальная серьёзная проблематика, она действительно находила отклик в сердцах. Это и серость личности, в руках которой сосредоточена неограниченная власть, и взаимоотношения «толпы» с такой властью. Идеи просто заразительны. Пхелку из спектакля «Путники в ночи» я люблю за его глуповатую трогательность и смешную фанатичность. Много таких персонажей, с которыми бы хотелось подольше не расставаться, но спектакль вынужден рано или поздно сойти со сцены.

 Чего Вы ждёте от зрителей каждый раз, когда выходите на сцену?

 Есть конкретная пьеса, и есть ситуация. Её и нужно донести до зрителя так, чтобы она разбудила в его душе определённые чувства. Мы ждём отклика. Задача артиста — втянуть зрителя в происходящее на сцене.

 Вам приходится примерять на себя разных персонажей. Что трудней всего при работе над новым образом?

 Во-первых, то, что образ новый (смеётся). Нужно следить, чтобы в него не закралось что-нибудь от предыдущих моих ролей. Важно найти характер персонажа: органично выстроить все свойственные ему черты так, чтобы это не выглядело надуманным. Как говорят в театре, чтобы не вышла «придумка ради придумки». Вот это, пожалуй, иногда и бывает сложно. Однако хороший драматург сам оставляет в тексте подсказки для актёров. Когда я работаю с новой ролью, обращаю внимание на то, как выстроена речь моего персонажа. Всегда задаюсь вопросом, почему он говорит именно так, почему та или иная запятая стоит именно здесь... Это помогает разобраться. Главное — найти, что тебя «греет» в том или ином персонаже. Тогда всё получится.

 В 1996 году Вы стали заслуженным артистом России. Это почётное звание поменяло как-то Вашу жизнь?

 Для меня оно означает определённый итог длительной работы, которая продолжалась около десяти лет. Такое вот приятное вознаграждение. В большинстве случаев зрителю всё равно, кто играет в спектакле. В первую очередь он определяет для себя, нравится ли ему персонаж или нет, а потом обращает внимание на актёрский состав. На мой взгляд, звание заслуженного артиста подразумевает больше ответственности. Ощущаешь, что повышаются требования и со стороны режиссёра, и со стороны зрителей. Так сказать, не расслабишься.

 Сейчас в Вашем репертуаре нет детских спектаклей, но раньше были. Как Вы думаете, какие зрители требовательнее к происходящему на сцене?

 Маленькие. Как говорил классик, для детей надо играть так, как и для взрослых, только ещё лучше. Дети не допускают фальши: им нужна вера в то, что они видят на сцене. Они сразу чувствуют, когда актёры играют с холодным носом.

 Четверть века Вы посвятили «Глобусу». Неужели никогда не возникало желания уехать, например, в Москву, Санкт-Петербург или в какой-нибудь другой город и попробовать себя там?

 Меня приглашали в другие города, но я сторонник стабильности. Мне нравится моя работа в "Глобусе. Она приносит удовольствие. Между мной и театром существует некая взаимность: я ощущаю, что нужен театру, а этот театр нужен мне. Я люблю Новосибирск, мне нравится сама Сибирь. Всё больше и больше мне нравится наш город, а не Питер или Москва. Главное, что здесь у меня есть друзья и есть зрители, которые уважают моё творчество.