Назад, в детство

15 мая 2007
Катерина Пархоменко, «Культура СИ»

Молодежный спектакль на темы вселенского масштаба «Наивно. Sупер» в Новосибирском театре «Глобус» — феерическое действо с множеством красок, образов и доброты.

Начало спектакля — выход актеров на сцену прямо из зрительного зала, приводящий в замешательство: давно ли эти люди сидели в зрительном зале, актеры ли они или просто компания друзей, решивших пошутить? А компания не только шутит, но и танцует, спорит, любит — словом, живет, многому учится, ставя вопросы и находя на них ответы.

И если первое действие представляет собой рефлексию по поводу времени и пространства, то второе — набор штампов массовой культуры. В набор попали, например, вечно проезжающие мимо нью-йоркские такси, правила выгула собак и Кинг-Конг.

Действительно, большая обезьяна появляется в калейдоскопе впечатлений героя, но появление это разочаровывает: бессловесная коричневая горилла сменяет дружелюбного и милого белого медведя. Но появление это заставляет задуматься, не был ли столь очаровательный медведь лишь «наживкой», проглотив которую зрители не могут не засмеяться над нелепой походкой вразвалочку одного из символов крушения Большого яблока, созданных популярными кинофильмами.

Медиапродукт в спектакле присутствует не только в отголосках осмысления режиссером Алесем Крикливым, но и напрямую. Сцена (центр которой — песочница) окружена несколькими телеэкранами, на которых можно увидеть фрагменты одного и того же фильма, только в разной последовательности.

Более того, один из персонажей виртуален не только для зрителей по воплощению, но и для героев — по сюжету. Герои сами оказываются в положении зрителей и видят своего оппонента лишь на телеэкране, отчего качество научных изысканий, изложенных во всей школьных учебниках физики, ставится под большое сомнение.

Действительно, если представления и чувства героев, да и сами герои, выдуманы (хоть и реалистичны, и происходящее натурально), то почему наукообразный текст следует принимать за достоверную информацию? Тем не менее, мы знаем, что слышимое — принятые истины. Не становятся ли при этом и высказывания героев заявкой на верность, правильность и возможность создания учебника по «жизневедению»?

Весьма возможно создание такого учебника хотя бы из галереи характеров, сменяющих один другого в исполнении шести актеров. Не выходя за пределы своего амплуа, каждый из актеров оживляет нескольких персонажей, появление которых внезапно, а поведение вполне предсказуемо. Только Александр Соловьев на протяжении спектакля — в одном образе. Но в этом — одна из прелестей спектакля предоставленная возможность предугадать действия каждого из героев дают эффект участия в происходящем, своеобразное «проникновение» в замысел режиссера. Тем более, что спектакль действительно авторский, с фирменными чертами Алексея Крикливого.

Нашлось свое место для гонки на велосипедах, почти автоматического представления — настолько тщательно продуманными и отработанными кажутся движения людей — и живого пения под опять же живой аккомпанемент (до «Наивно...» у Крикливого была режиссерская работа в мюзикле «НЭП»).

Пространство, в котором находятся и живут герои, лишь обозначено. Достаточно и того, что в центре сцены — почти обыкновенная песочница. Почти, потому что именно в ней проходит большая часть жизни персонажей: они знакомятся там детьми, приходят на свидание, устраивают дружеские вечеринки и рассказывают друг другу «истории о добром мире». Мир этот исключительно утопичен, и отгороженность коробки с песком от всего мира тем более символична. Но зачем же тогда в течение трех часов этот песок из коробки выбрасывают? Тем более, что в некоторых из сцен в обилии реквизита (пластиковых стаканчиков, раскладного стола и вороха одежды) песка почти не заметно.

Песочница превращается в миниатюрную свалку, как свидетельство человеческого пребывания. В подобие такой свалки могло бы превратиться и сознание зрителя от множества цифр (от количества и величины которых, действительно, хочется расхохотаться!) и умозаключений, если бы не их сочетание и последовательность, благодаря которым зритель уходит со спектакля не перегруженным цифрами и фразами, а лишь получив пищу для размышлений. «Наивно. Synep» дарит своим зрителям по-детски яркие радостные впечатления и рискует быть растащенным на цитаты в узком кругу театралов.

Эрленд Лу (р. 1969) — современный норвежский прозаик, сценарист, режиссёр театра и кино, лауреат ряда литературных премий. Прежде чем посвятить себя литературе, успел потрудиться на самых разных поприщах: выступал в театре, снимал короткометражные фильмы и музыкальные видеоклипы, работал в психиатрической больнице, учителем в школе. Самым популярным произведением Эрленда Лу общепринято является роман «Наивно. Супер», который был переведён на 13 языков и стал бесспорным бестселлером. Суть сюжета романа сводится к рассказу от лица молодого человека, пытающегося понять смысл жизни. Как жить — этот вопрос актуален для главного героя. С одной стороны — на руках диплом бакалавра, с другой — никакого представления о будущем. Что делать? Можно составить списки любимых занятий, можно часами бросать в стенку мячик, можно нудно стучать детским игрушечным молотком, при этом переживая внутреннюю революцию. Что получится в результате, найдет ли он выход из тупика? Возможно — встретив и полюбив свою единственную и долгожданную...