Любовь к музыке, привитая родительским ремнем

4 сентября 2004

Татьяна Коньякова, «Вечерний Новосибирск»

О новом музыкальном проекте и о профессионализме в профессии наш корреспондент беседует с дирижером Алексеем Людмилиным.

В студии звукозаписи, расположенной под самой крышей театра «Глобус», кипит работа. Творческая группа во главе с известным новосибирским дирижером Алексеем Людмилиным записываетна компакт-диск музыкальный материал премьерного спектакля — мюзикла «НЭП».

Год назад в театре возникла идея поставить на сцене «Глобуса» мюзикл. Проанализировав постановки европейских мюзиклов, творческая группа будущего спектакля остановилась на «Педагогической поэме» Макаренко. Превратить в захватывающий музыкальный спектакль объемный философский труд педагога, где и сюжета-то как такового нет, оказалось задачей не из легких.

 Мы соображали на троих, — говорит Алексей Анатольевич. — Я, автор музыки и текстов Елена Сибиркина и режиссер Алексей Крикливый. Соображали несколько раз, пока, наконец, не набросали либретто. А главное — мы придумали краткое и хлесткое название своему будущему детищу — «НЭП». Жизненный опыт нам подсказал, что мюзикл под названием «Педагогическая поэма» заранее обречен на провал, зрители от одного этого словосочетания начинали бы зевать. Сегодня вся постановочная группа впервые собрала музыкальный материал воедино и, как нам показалось, получилось прямо «в десятку»...

Для солистов хора и оркестра, которые будут заняты в спектакле, в театре объявлен кастинг. Его условия — европейский стандарт: солисты (от 15 до 23 лет) должны продемонстрировать свои вокальные и танцевальные возможности, а также поразить экспертный совет, декламируя прозу и стихи. Артистов хора стихи читать не заставляют, зато танцевать и петь они обязаны на хорошем профессиональном уровне. И, наконец, музыканты оркестра должны не только виртуозно владеть инструментом, но и суметь за два репетиционных месяца стать единым коллективом. Заметим, что Алексей Анатольевич намеренно не приглашает в свою сборную музыкальную команду музыкантов симфонического оркестра и оркестра НГАТОиБ. Дело в том, что они и без того перегружены работой, а накладки и нервные срывы по этому поводу никому не нужны.

 Посмотрим, чем богат город, — говорит дирижер. — Уверен, что в Новосибирске есть молодые музыканты и вокалисты, достойные участвовать в проекте. Я думаю, у нас все получится, еще не было так, чтобы не получилось.

Алексей Анатольевич вовсе не лукавит. Его творческую карьеру можно без тени сомнения назвать «звездной». Дирижер говорит, что у него в России есть три любимых города: Екатеринбург, Санкт-Петербурги Новосибирск. В Екатеринбурге он родился.

 Представьте себе родителей, с ремнем в руках заставляющих свое чадо заниматься музыкой, — вспоминает Людмилин. — В руках у него скрипка, а глаза с тоской смотрят в окно, где бегают, играют, дерутся такие же, как он, шестилетние сорванцы. Душа и тело рвутся на свободу, и так хочется поскорее удрать от этих гамм и этюдов...

Музыкальную школу-десятилетку при Уральской консерватории в шутку называли школой «для детей одаренных родителей». А маленький Алеша как раз был из таких детей, ведь родился он в музыкальной семье. Стыдно плохо заниматься музыкой, если мама — певица, а отец — дирижер. После семи лет обучения скрипка сменилась альтом. И в Свердловскую консерваторию Людмилин уже поступал по классу альта. Первый раз в «шкуре» дирижера музыкант побывал в армейском ансамбле песни и пляски. Но до настоящих занятий дирижированием было еще очень далеко.

После окончания консерватории Алексей Людмилин решил посмотреть на жемчужину России — Ленинград. Поехал и остался там на долгие годы. Ленинград стал его вторым любимым городом.

 В Ленинграде я случайно наткнулся на объявление о конкурсном наборе в оркестр Мариинского театра, — вспоминает Алексей Анатольевич. — И опять все получилось, как по щучьему велению. Я сыграл на конкурсе и был принят на работу в оркестр в партию альтов. В 1973 году я поступил в Ленинградскую консерваторию по классу оперно-симфоническогодирижирования в класс профессора Арвида Янсонса. Закончив ее, продолжал работать в Мариинском театре, но уже в качестве концертмейстера партии альтов и ассистента у Юрия Темирканова. Все генеральные репетиции и дома, и за границей он поручал проводить мне. За годы работы в оркестре я продирижировал весь репертуар театра. Сейчас я очень благодарен Темирканову за то, что он «бросил меня в воду», и я научился плавать. В Ленинграде я приобрел опыт и мастерство...

Каждый человек обязательно должен стать самостоятельным. Тем более человек творческий. Третий город в жизни дирижера Людмилина — Новосибирск — сделал его самостоятельным. В Новосибирский театр оперы и балета Алексей Анатольевич попал, выиграв конкурс на замещение вакантной должности главного дирижера. За годы работы в театреон был дирижером-постановщиком более чем тридцати спектаклей. Уйдя из НГАТОиБ, Алексей Анатольевич несколько лет работал с оркестром Уфимского оперного театра. В 2003 году Людмилин получил престижную театральную премию «Золотая маска» как лучший дирижер. Он представлял на столичной сцене оперу «Кахым Тюря».

 Два часа двадцать минут на московской сцене звучала опера на башкирском языке, — говорит Алексей Анатольевич. — И, что удивительно, избалованная столичная публика все прослушала и не освистала. А все потому, что сделана опера была просто, но при этом профессионально и без новомодных наворотов. После сцены боя мне пришлось поднять оркестр, зал аплодировал, не давая мне продолжать. Но после выступления на «Золотой маске» в Уфу я не вернулся. Уж больно сильны там националистические настроения — это мешает творчеству. А опера «Кахым Тюря» осталась в репертуаре театра.

«Доброжелатели» сейчас частенько спрашивают у Алексея Анатольевича, не стыдно ли ему, Людмилину, заниматься постановкой мюзикла. Мол, несерьезно это как-то для такого профессионала, мелко... Однако дирижер отвечает уверенно: «Нет, не стыдно. Я занимаюсь прежде всего музыкой и делаю это, как всегда, на высоком профессиональном уровне. Иначе, к счастью, не умею».

Директор театра «Глобус» Татьяна Людмилина, как хорошая, мудрая жена, все творческие начинания мужа поддерживает. Алексей Анатольевич шутит, что стал намного лояльнее относиться к директорам, потому что на примере собственной жены наконец-то понял, какая это всепоглощающая должность.

 Татьяна Николаевна «горит» на работе с девяти утра до девяти вечера, — говорит Людмилин. — А когда подходит время ужина, оказывается, что ужин нам не нужен, сил нет... Если бы не она, я, возможно, давно уехал бы из Новосибирска. Но я вижу, что в этой работе она нашла себя, а ведь порой найти свое место под солнцем человеку так трудно. Однако я — профессиональный дирижер, и мне нужен оркестр. Не скрою, мне недавно поступило одно интересное предложение, и я его принял. Буду ездить на работу в другой город, а домой возвращаться в Новосибирск. А десятого декабря приходите в «Глобус» на наш сибирский мюзикл. Обещаю, будет интересно.