Лучшие спектакли сезона. Восемь главных победителей «Золотой маски»

17 апреля

Кадрия Садыкова, «ТАСС – Москва»

Церемония награждения прошла 16 апреля в Большом театре. Рассказываем о лучших спектаклях страны по мнению жюри.

«Жанна на костре», Театр оперы и балета им. П.И. Чайковского, Пермь

Лучший спектакль / Опера

Ошеломительная работа итальянского режиссера Ромео Кастеллуччи была поставлена в Перми в рамках Дягилевского фестиваля — 2018. История Жанны д’Арк тут максимально нивелируется, в этом была основная идея Кастеллуччи — избавить Жанну от мифов и легенд, которыми она успела обрасти. Поэтому на сцене она разрушает декорации, которые изначально выглядят как школьный класс, где занимается девочка, потом исполнительница главной роли Одри Бонне (которая также была номинирована на премию) выносит все парты, сдирает плакаты со стен, в конце концов вырывая себе могилу прямо посреди сцены.

С этим спектаклем связан один из неожиданных моментов премии: несколько лет приз за лучшую работу дирижера в опере забирал главный дирижер пермского театра Теодор Курентзис. Именно он дирижировал ораторией Артюра Онеггера, которая и стала первоисточником для постановки. Однако в этом году премия досталась Филиппу Чижевскому (за работу в опере «Триумф времени и бесчувствия» в постановке Константина Богомолова), что не может не радовать: барочная опера — довольно сложный жанр для исполнения, с которым не всем удается справиться.

«Нуреев», Большой театр, Москва

Лучший спектакль / Балет

В сезоне — 2018–2019 этот балет стал громкой премьерой не только в музыкальном театре, но и в драматическом. Это захватывающий байопик от Кирилла Серебренникова о жизни великого танцора, о его блистательной карьере и стремлении к красоте, о том, как его преследовали вечные доносы и противоречия с окружающим миром. Но надо понимать, что спектакль далек от документальности, к которой, впрочем, создатели и не стремились.

«Нуреев» помимо главной взял премии еще в двух номинациях: Юрий Посохов стал лучшим балетмейстером, а Валерий Лопатин одержал победу в номинации «Лучшая мужская роль». Кирилл Серебренников (который сам стал лучшим режиссером за свою работу «Маленькие трагедии» в «Гоголь-центре»), получая премию вместе с другими участниками, пошутил, что вокруг спектакля была интересная жизнь (премьера долгое время откладывалась, а спектакль был под угрозой запрета).

«Волшебная страна», Театр 18+, Ростов-на-Дону

Эксперимент

Этот спектакль-бродилку в своем родном Ростове поставил главный режиссер-экспериментатор страны Всеволод Лисовский. Его первоисточник — одноименная книга Максима Белозора, где герои — радикальные художники, жившие в 80–90-е годы: Сергей Тимофеев, Николай Константинов, Мирослав Немиров, Василий Слепченко, Игорь Буренин и многие другие. Описывая их жизнь (которая была довольно непростой — например, они жили в сквотах, мучились от алкогольной зависимости и так далее), писатель сопровождает их сложные истории анекдотами. Многие из них умерли, когда книжка еще только готовилась к печати.

Вот почему смерть становится отправной точкой для Лисовского, о чем он и сообщает зрителям перед спектаклем. И герои стремятся к ней, приближая ее своими действиями. Зрителям предстоит проделать путь сквозь время и пространство, следуя за чередой иногда страшных событий, которые приведут их на берег Дона.

«Минус 16», Музыкальный театр им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко, Москва

Лучший спектакль / Современный танец

Охад Нахарин — выдающийся израильский балетмейстер, который ставит спектакли по всему миру, хореограф элитарного танцевального ансамбля «Бат-Шеве», создатель собственного особого пластического языка «гага». Его метод — раскрепостить артистов на сцене, движения танцоров должны рождаться благодаря внутреннему импульсу. Невидимый порыв, который превращается во вполне видимое движение.

Именно поэтому спектакль «Минус 16» имеет особое воздействие. В минималистичной черной коробке сцены на стульях, расставленных полукругом, сидят артисты. Весь спектакль похож на страшный мистический ритуал: танцоры подпевают ритмичной еврейской песне, их движения архаичны, похожи на дикий танец, артисты то падают, то вскакивают, бьют себя в живот, прыгают и так далее. Это такой оммаж самому себе — в постановке Нахарин цитирует фрагменты своих предыдущих работ, на сцене смешивается модерн, гимнастика, балет, буто, народные танцы и так далее.

«Римские каникулы», Музыкальный театр, Новосибирск

Лучший спектакль / Оперетта-мюзикл

Постановщик этого спектакля Филипп Разенков, который также получил премию в номинации «Лучшая работа режиссера/Оперетта-мюзикл», говорил, что одной из задач при работе было отойти от одноименного фильма с Одри Хепберн и Грегори Пеком (хотя его дух, конечно, чувствуется). Но основная кайма сюжета осталась. Принцесса Анна, чей характер требует авантюр и приключений, находится с визитом в Риме. Тайком сбежав ото всех, на набережной она знакомится с журналистом Джо Брэдли, который задумал сделать о ней сенсационный репортаж. Но жизнь, как и любовь, непредсказуема, и Брэдли становится перед нелегким выбором: карьера, деньги и признание или честность и любовь.

На сцене соединилось все, что волей-неволей ассоциируется с жанром мюзикла. В нем простые запоминающиеся мелодии, которые надолго застревают в голове, зажигательные танцы, яркие костюмы, юбки-солнышки и, конечно, финал, который так или иначе знаменует светлое будущее.

«Оптимистическая трагедия. Прощальный бал», Александринский театр, Санкт-Петербург

Лучший спектакль большой формы / Драма

Пьеса Всеволода Вишневского, по которой поставлен спектакль, была чуть ли не обязательной к воплощению на театральных сценах страны в 30-е годы и главным произведением о революции. Ее легендарную постановку Товстоногова можно было увидеть в 50-е, и тогда это была патетическая, пафосная работа (какая и нужна была в те времена). В новой версии Виктора Рыжакова, конечно, этого нет: для него в первую очередь было важно исследовать отношения с ушедшей эпохой. К названию «Оптимистическая трагедия» (все гибнут, но музыка революции торжествует), добавляется «Прощальный бал» (потому как никакая революция не кончается без жертв).

Этот спектакль создатели назвали «революционным концертом». Интересно, что в этом году в этой же номинации за премию боролся и другой «концерт», правда, драматический — спектакль «Я. Другой. Такой. Страны», где провокационные тексты Дмитрия Пригова (российский писатель, 1940–2007) были не менее провокационно поставлены режиссером Дмитрием Егоровым. Например, там были милицейские погони в духе Бенни Хилла, Ленин, который танцует балет, и нарочито вычурные, патетические речи.

«Пианисты», театр «Глобус», Новосибирск

Лучший спектакль малой формы / Драма

В основе спектакля — одноименная книга Кетиля Бьернстада, ее сюжет — наглядная демонстрация того, к чему может привести одержимость (особенно когда дело касается искусства). Главные герои борются за место на вершине музыкального олимпа, им всего по 15 лет, но уже приходится создавать музыкальные шедевры, взрослея прямо на глазах у публики. Актеры находятся в тесной коробке, которая то становится просторным концертным залом для выступления, то клеткой, в которую их загнали обстоятельства.

«Птифуры», театр «Кукольный формат», Санкт-Петербург

Лучший спектакль / Куклы

Птифуры тут не маленькие кексики, как это положено, а старики и старушки, которые стали главными героями постановки. Их играют крошечные куклы-марионетки, которых в постановке необыкновенное множество (а в каждом эпизоде — свои герои). Создатели постановки объединили коротенькие рассказы Хармса, Маршака, Лира и других о старичках. Они о том, что бабушки и дедушки на самом деле беззащитные, хрупкие люди, которые нуждаются в любви и заботе, пожалуй, больше всех на этом свете.