Иван Орлов: «Волшебником является каждый, кто готов им стать»

21 марта 2016

Юлия Колганова, новостная лента сайта театра «Глобус»

Друзья! 13, 14, 15 мая 2016 года на большой сцене театра «Глобус» состоится премьера спектакля «Волшебник страны Оз» по мотивам одноименной книги Фрэнка Баума. Режиссер Иван Орлов рассказывает о том, почему история о путешествии в волшебную страну актуальна для подростков, могут ли чародеи существовать в реальной жизни и есть ли способ открыть сказочника в самом себе.

 Американец Фрэнк Баум создал «Волшебника страны Оз» в 1900 году, книга сразу стала национальным бестселлером. Но в России уже несколькими поколениями читателей любима повесть Александра Волкова «Волшебник Изумрудного города», написанная в 1939 году на основе сказки Баума. Почему вы взялись не за популярный пересказ, а за первоисточник, который мало знаком детям нашей страны?

 Я, конечно, разбирал и то и другое произведение. И эти истории, описанные у Баума и Волкова, самодостаточные и одинаково захватывающие. Но книга Волкова, на мой взгляд, очень созвучна времени ее написания. Она написана советским писателем для советских детей. И сейчас эта сказка замечательно подходит для детей от шести лет, там все очень безопасно и причесано. А первоисточник Баума рассказан в духе братьев Гримм. У него традиция другая — не детской сказки, а волшебной истории. И там происходят гораздо более жестокие события.

Например, повесть Волкова начинается с того, что замечательная девочка Элли живет у замечательных папы и мамы. Конечно, грустновато в этом Канзасе, не хватает сказок, но когда она попадает в волшебную страну и обретает там друзей, все становится совсем хорошо. Вот такая драматургия. Нас интересуют приключения хорошего человека внутри хорошего мира с решаемыми проблемами.

А у Баума девочка живет у тети и дяди, в унылой страшной, выжженной солнцем степи, где у нее нет ни одного друга. И дальше ни одного ответа: почему она так живет? где ее мама? почему нет друзей? Но с течением волшебного пути она меняется сама и меняет мир вокруг себя. Это история про взросление человека, про его внутреннее изменение.

Далее момент, вроде незначительный, но он очень в меня попал. У Баума есть Тотошка, единственный друг Дороти. И когда девочка попадает в волшебную страну, то Тотошка ни одного слова не произносит. Лев, Страшила, Дровосек разговаривают, а собака почему-то нет. Может, потому что им всем что-то нужно от волшебника — храбрость, мозги, сердце, а у собаки, получается, всё есть. А у человека не всё есть!

 Совсем не детские темы. Становится понятно, почему возрастная категория спектакля — 12+, он ориентирован на подростковую аудиторию?

 Такая агрессивная история про уход от реальности в волшебный мир очень актуальна для подростков. Значит, язык, которым мы ее рассказываем, дает большее количество возможностей, в отличие от спектакля для детей. И возникла мысль, что это история о девочке, которая не принимает мир вокруг себя, попадает в волшебную страну и там проходит путь, за который она научается открываться этому миру. И далее я должен был ответить на вопрос: что же все-таки закрыло Дороти?

Ответ на это будет в спектакле, сейчас скажу только, что ураган, перенесший домик Дороти в сказочную страну, возникает как бунт против дяди и его жены, между которыми потеряна связь. Это побег из реальности туда, где возможно счастье и возможно волшебство, так необходимое нашей героине.

 Волшебная страна, Изумрудный город оправдывают ее ожидания?

 Давайте здесь сохраним сюжетную интригу. Все же наш спектакль ставится по мотивам книги Фрэнка Баума. Это важно. Я отношусь к этой истории как к мифу. И не хочется просто проиллюстрировать миф. А хочется докопаться до самой сути — что это за ситуации, что они значат в реальных обстоятельствах. Я в этом материале занимаюсь решением мифов — что есть волшебник, как сделать так, чтобы злая волшебница превратилась в добрую (ведь злых волшебниц в нашей жизни полно, мы сами можем ими быть), как нам найти путь к девочке-подростку...

 А девочка-подросток сможет найти дорогу к самой себе?

 Дороти находит контакт с каждым из жителей волшебной страны, объединяет этот мир, понимает, за что его можно любить. И благодаря этому девочка открывает, что волшебницей является она сама. Чтобы мир стал волшебным, не нужны чародеи. Потому что волшебником является каждый, кто готов им стать.

 Какую роль в судьбе Волшебника страны Оз играет Дороти?

 Получается, что в Канзасе для нее волшебник — дядя Генри, художник, который разуверился в себе и мало чего может создать, он не интересен окружающим людям. А в Волшебника страны Оз верят все, кроме него самого. Дороти верой в то, что Оз волшебник, воскрешает его. Магическая способность девочки — вселять в людей веру в себя. Вот в чем заключается ее внутренняя сила.

 Известно, что Фрэнк Баум, создавая этих героев, боролся со своими детскими страхами, описывал сказочным языком собственную жизнь (о которой можно писать захватывающие романы!). А решаете ли вы вслед за Баумом свои внутренние вопросы?

 Решаю. Моя тема — как отнестись к тому, что человека больше нет и вернуть его невозможно? В каком смысле он всегда с нами? Что это конкретно значит? И как мы находим в жизни людей, похожих на тех, кого мы потеряли?..

Потом — что такое волшебство? Как сделать нашу абсолютно скучную реальность волшебным миром? Ведь силы, чтобы превратить серый Канзас в Изумрудный город, есть в нас всегда. Вопрос в том, какой путь нужно пройти, чтобы открыть в себе эти силы, победить страхи, сомнения. Герои (Дровосек, Страшила, Лев) являются в каком-то смысле проекцией: человек, который обладает сердцем, но считает, что он бесчувственный; умный признает себя глупым; храбрый объявляет себя трусом. Что нужно пройти, чтобы вернуть веру в других, в себя и весь этот мир сделать волшебным?

 На сцене в фантазийной стране всегда хочется видеть буйство красок, звуков...

 У нас множество персонажей, еще мы подключили детские творческие студии театра. Хореограф Елена Слободчикова будет заниматься в спектакле массовыми танцами. Это такая... очень танцевальная страна. Изумрудный город — место, в котором все люди счастливы, это мечта дяди Генри о лучшей жизни. Поэтому хочется, чтобы получилось масштабное действо, где все невероятно яркие, пляшут, играют в режиме сумасшедшей клоунады. А так как этот мир напрямую связан с мамой Дороти, а она человек, живущий музыкой 80-х годов, мы используем постпанк, фанк...

 В «Глобусе» вы ставили для взрослых, детей, обращались к «бэби-театру». Сейчас — спектакль для подростков. Как это соединяется в одном режиссере? Что вы в себе открыли, обращаясь к такому разному материалу?

 Сказочника я в себе открыл. Это единственное настоящее во мне, то чем я хочу заниматься. Язык, которым пытался рассказать свой первый спектакль «Любовь людей» Богославского, интуитивно вышел сказочным: ведь это не подлинная, документальная история деревенских людей (я имею в виду по форме). А дальше пошел ряд изучений: а что такое сказка? И мое отношение к сказке более широкое, чем к материалу для детей. Любой театр, в котором есть условность, а меня именно этот театр интересует, уже является нереальным, образным, а значит, сказочным. Вот этим изучением сказочного и продолжаю заниматься.