Дмитрий Калантаров: проект «Музыкальное сердце театра» – это три параллельных события

6 сентября

Sibnovosti.ru

С 1 по 11 октября в Новосибирске пройдет Национальный фестиваль и премия «Музыкальное сердце театра». Церемония награждения состоится 11 октября в Концертном зале Новосибирского государственного академического театра оперы и балета. «Сибирское агентство новостей» совместно с телеканалом «Продвижение» подготовили цикл интервью с организаторами фестиваля, участниками творческой лаборатории и номинантами премии. Дмитрий Калантаров — продюсер фестиваля и премии «Музыкальное сердце театра».

 В этом году вы и ваша команда решили возродить Национальную премию «Музыкальное сердце театра». Почему именно Новосибирск был выбран для проведения этой премии?

 Новосибирск — это не только третий по величине город России, он еще и очень интеллигентный. Здесь сильные традиции, здесь живет научная элита, есть Академгородок, город является одной из культурных столиц России. Именно поэтому мы, недолго думая, вступили в переговоры с Новосибирском, с нашими партнерами из театра «Глобус», нам удалось получить понимание и найти поддержку со стороны органов государственной власти и министерства культуры Новосибирской области.

 В каком формате будет проходить мероприятие?

 Мало того, что с этого года у нас изменилась схема проведения (мы ушли в регионы), так и сам проект теперь реализуется в трех параллельных событиях. Первое — это фестиваль, куда привозятся лучшие спектакли, которые будут номинированы. Второе — это «Лаборатория». Это будет беспрецедентный проект. Мы вместе с его куратором Алексеем Франдетти разработали такую концепцию, когда сначала происходит отбор авторского материала, затем параллельное формирование авторско-постановочных команд, когда к материалу присоединяются режиссер, музыкальный руководитель, сценограф и хореограф. На протяжении двух месяцев будет идти дистанционная работа по разминке этого материала, потом в течении пяти дней во время проведения фестиваля в Новосибирске состоится уже очная лабораторная работа, когда участники команд встретятся друг с другом. Мы их всех привезем в Новосибирск, все эти пять дней они будут работают под кураторством Алексея над подготовкой эскизов своих произведений. Плюс, параллельно каждый день будут проходить мастер-классы от выдающихся деятелей − практиков музыкального театра. В результате на церемонию вручения премии в Концертный зал Новосибирского театра оперы и балета мы еще приглашаем художественных руководителей и директоров театров, которые днем попадут на питчинг этих проектов, где они смогут увидеть презентации новых произведений. В случае, если им понравится, они могут сразу на месте сделать предложение о постановке авторского материала в своем театре, возможно даже и с теми участниками постановочных команд. Вкратце, у нас получается: фестиваль, «Лаборатория» и церемония вручения премий, которая пройдет в гибридном формате, с онлайном, с элементами дополненной реальности.

Раньше, когда мы работали, и проводилась съемка каким-то телевизионным каналом, то всегда образовывалась пауза, и только через некоторое время получалось ставить в эфир нашу церемонию, так что не было элемента новизны. Сейчас в один момент ее можно будет посмотреть из любой точки страны и порадоваться за своих номинантов.

 А раз будет живой онлайн, не планируется какое-то зрительское голосование?

 Будет премия зрительских симпатий. Мы решили ввести с этого года эту номинацию, но в ней будут принимать участие только те спектакли, которые будут готовы предоставить права, для того чтобы зрители могли на сайте их посмотреть. Далеко не все театры готовы выдавать это в свободный доступ. Особенно это касается тех, кто будет нацелен на получение прибыли с показов. Что касается зрителей, то они будут голосовать вместе с жюри, которое с этого года в рамках сформированной академии музыкального театра, куда вошло свыше ста человек (авторы, постановщики и эксперты из профессиональных сообществ музыкальных театров), будет голосовать по определенным номинациям. В это время зрители будут проводить свое голосование на премию зрительских симпатий по тем спектаклям, которые подтвердят свою готовность и желание предоставить доступ к спектаклю.

 Сколько всего будет номинаций?

 Будет 18 конкурсных номинаций. Мы развели номинацию, где у нас был «лучший спектакль». Решили разделить ее на «лучший спектакль» и «лучший спектакль для детей и подростков», потому что очень много проектов, которые делаются для детей. Они являются очень номинационно емкими, но когда ты ставишь их со спектаклем для взрослых, то сразу видно, что это совершенно два разных продукта. Помимо этого, есть премия зрительских симпатий, премия за вклад в развитие музыкального театра и премия за партнерство и поддержку.

 Вы также являетесь продюсером уникальных мюзиклов: «Алые паруса», «Маяковский» (участник фестиваля, номинант премии — Sibnovosti.ru), ведь это не западные франшизы, а вполне успешные российские продукты. Как можно правильно выбрать тему для мюзикла, чтобы она была успешной?

 Это должна быть совокупность факторов. Работать можно практически с любой темой. Самое главное здесь — что она будет из себя представлять на уровне авторского материала. Это драматургия, тексты, тексты песен, музыка и, безусловно, реализационные моменты — что за команда, как это сделано, за счет каких ресурсов и т. д. Так что, теоретически можно брать любую тему.

 При продюсировании проекта что важнее: влюбиться в продукт и вести его грамотную политику по завоеванию зрительской любви или с холодной головой просчитать весь путь к успеху?

 У меня не получается не влюбляться, не получается заниматься делом и не отдавать себя целиком. Хотя, я понимаю, что, наверное, это не есть хорошо. Лучше, когда ты, все-таки, подходишь с холодной головой и более расчетливым, поскольку в нашем деле, особенно в сфере независимого театра, у тебя чаще всего стоит задача не только в том, чтобы сделать достойный продукт, а еще и в том, чтобы обеспечить его экономическую состоятельность. Я в свои проекты всегда влюбляюсь, и очень часто мне это мешает. Поэтому я жду, когда наступит такой период, когда можно будет подходить к проектам абсолютно цинично и расчетливо.

 Насколько это важно, чтобы продюсер разделял идею и творческую составляющую с режиссером?

 Это такой вопрос, который не возникает никогда, поскольку я всегда отождествляю себя с проектом, нахожусь в тесном контакте. Более того, поскольку продюсер — это тот, кто создает проект, то он, как правило, приглашает режиссера и всю постановочную группу. Безусловно, во время работы иногда бывает такое, то происходят трения, какое-то неприятие определенных моментов, приходится искать компромисс. Иногда он находится легко, иногда тяжело. Во всяком случае, продюсер — этот тот человек, кто погружен в материал, тоже одержим им, и разделяет вместе с остальными членами постановочной команды какое-то концептуальное видение касательно его реализации.

 За какой бы музыкальный спектакль вы, как продюсер, никогда бы не взялись?

 Сложно сказать. Ну, допустим, я неоднократно слышал от коллег, что есть интерес и поступают предложения, чтобы поставить «Мастера и Маргариту» Булгакова. Не то, чтобы это было для меня табу или я — суеверный человек, но это тот материал, который имеет за собой свою историю. Она помнит очень много неприятных случаев со всеми, кто соприкасался с эти материалом. Поэтому я бы не стал. Естественно, сюда можно добавить и темы, которые противоречат моим морально-нравственным ценностям.

 Существует ли формула идеального мюзикла для российского зрителя?

 Сложный вопрос. Дело в том, что если бы она была, то ей бы уже непременно пользовались. Я думаю, что здесь, так же как и в любом исполнительском искусстве, также как и в любом развлекательном искусстве, нельзя до конца всё просчитать. Безусловно, есть определенные моменты, когда можно учесть большинство нюансов, оказаться в нужном месте в нужное время, подгадать контекст и подобрать команду. Если бы это можно было делать с уверенностью в 100%, то мы бы не были бы свидетелями того, что во всем мире создаются проекты, на которые затрачиваются огромные суммы (десятки или сотни миллионов, если брать кинематограф), а они затем не окупаются. Если проводить серьезные исследования, то они в какой-то степени могут минимизировать риски. Важно, чтобы всё сложилось и иногда может даже просто повезти.

 Российские мюзиклы понятны западному зрителю? Может ли российский мюзикл иметь успех на Западе?

 Я думаю, что некоторые, безусловно, могут. На те же «Алые паруса», когда мы были на гастролях в Петербурге, приходили иностранцы — итальянцы, французы, и они были в восторге. Мы с вами понимаем, что мюзикл и музыкальный спектакль — это широкая аудитория, широкий зритель, это абсолютно все социальные слои и возраста, то есть это всё будет способствовать многократному наполнению зала. Прецеденты до сегодняшнего дня были, та же самая «Юнона и Авось», которой в этом году исполнится 40 лет. С момента выход в «Ленкоме» спектакль неоднократно прокатывался в Европе и Америке, собирая залы. Со временем тот вектор, который на сегодняшний день вырисовывается в нашем государстве по поддержке креативных индустрий, приведет к экспорту продукции музыкального театра.

 Вернемся к конкуренции, но уже со стороны российского зрителя. Нет такого ощущения, что музыкальный театр и драматический постоянно конкурируют и при всей любви российского зрителя к мюзиклам, все-таки музыкальные спектакли в зрительской партитуре играют роль второй скрипки?

 Это связано с несколькими факторами. Во-первых, драматические спектакли посещают чаще всего зрители, которые составляют зрительское ядро, это самая актуализированная аудитория. Есть разные методики подсчета, но, теоретически, это может быть от 5 до 8% от общего числа зрителей. И это еще и те люди, кто регулярно ходят на драматические спектакли, которые будут ходить в театр на постоянной основе: кто-то раз в две недели, кто раз в два месяца или два раза в год. Что касается мюзиклов, то здесь аудитория, с одной стороны, шире, но с другой, она не является постоянной. Сообщество фанатов мюзиклов в Москве насчитывает, примерно, несколько тысяч человек, которые, безусловно, не обеспечат постоянного наполнения и постоянного притока, а мюзикл требует, чтобы к тебе каждый день приходил новый зритель. В драматическом театре, как правило, когда у тебя 30 различных спектаклей, то ты можешь играть один раз в месяц.