Для тех, кто живёт в первый раз

2 ноября 2011

Татьяна Шипилова, «Советская Сибирь»

Премьерный спектакль в «Глобусе» задевает за живое и вызывает дискуссии.

Ольга Мухина — автор в театральном мире любимый, признанный знаменитыми театрами, хорошими режиссерами и — пунктирно — критиками. Потому что критики, они такие — пирожным не корми, дай повозмущаться. (Хотя, впрочем, они же и прозвали молодую драматургессу «Чеховым в юбке», что, безусловно, превыше всех наград. Вот и пойми их, критиков...)

Особенно, помнится, досталось ее пьесе «Летит» (2004), которую обвиняли в глянцево-гламурном подходе к молодежной теме и других смертных грехах.

И вот эту пьесу поставили в «Глобусе» — премьера состоялась буквально на днях. Режиссер Алексей Крикливый уже работал с текстом Мухиной, и спектакль «Ю» (2003) на малой сцене театра был успешным, востребованным у зрителя, пленял игрой светотеней во взаимоотношениях героев — словом, чеховской не чеховской, но тонкой выделкой и большой наполненностью.

На этот раз Крикливый совершенно безбоязненно берется за материал, собранный в технологии verbatium, — пьесу, которую Мухина стачала из мини-интервью и высказываний своих знакомых из мира искусства, шоу-бизнеса и прочих гламурных отраслей современной реальности. И делает спектакль яркий, по-молодежному шумный и экспрессивный, но в то же время нежный и раздумчивый. Причем «нежность» здесь ключевое слово.

Что, на мой взгляд, и способствовало очередной удаче тандема Мухина — Крикливый, так это именно нежность к своим героям — да, успешным, талантливым, красивым диджеям, пиар-менеджерам, моделям, дизайнерам — полюбите их беленькими! — но от этого не более счастливым... Потому что каждое новое поколение решает для себя вечно новые вопросы о том, что есть любовь, что лучше — быть любимым или любить самому, наконец, о самом сокровенном — совести и боге. Для иных вопросы эти проходят по самым верхушкам (когда, к примеру, церковный пост становится повальным увлечением и модною диетой), для иных — и вовсе мимо. Но, в общем-то, большинство талантливых, одаренных, не пустых мучаются не на шутку, потому что чувствуют: самая блестящая житейская карусель без душевного полета — не человечий, беличий бег по кругу.

Хороший спектакль и ничуть не запоздавший по посылу, в чем уже успели его упрекнуть в прессе. Конечно, сегодняшний мессидж его, безусловно, не для убеленных сединами, а для тех, кто живет, что называется, в первый раз и мечтает о полете. А то, что режиссер и актеры виртуозно вылепили из маленьких осколков фраз, связных и несвязных монологов, диалогов, собственных эмоций, музыки и пластики цельное и пронзительное действо, — еще одно доказательство, что летать человек умеет.