Блондинка в «Шоколаде»

21 января 2011
Марина Вержбицкая, «Новая Сибирь»

На малой сцене театра «Глобус» скоро появится спектакль в жанре dance-ассорти

Новосибирский молодежный театр «Глобус» вновь берется за эксперимент: 9–10 февраля на малой сцене театра состоится премьера пластического спектакля «Шоколад». Жанр спектакля автор идеи и постановщик — хореограф Татьяна Безменова (Москва) — определяет как dance-ассорти: ведь композиция этой зрительской услады собрана из оригинального авторского танца и красивейших музыкальных композиций — от классики до современности. По мнению создателей «Шоколада», новая постановка, как и ее гастрономический «однофамилец», не оставит публику равнодушной, скрасит будни и подарит ощущение праздника. Какова же будет начинка нового театрального продукта, рассказывает хореограф-постановщик спектакля — выпускница балетмейстерского факультета ГИТИС (РАТИ) Татьяна Безменова.

 Татьяна, почему именно «Шоколад»? Как родилось название спектакля?

 Открою небольшую «закулисную тайну». Когда актеры пришли на первую репетицию, главный вопрос был: «Что такое «Шоколад?» Я попросила актеров предложить свои версии и услышала много вариантов ответа. Но когда я сказала, что шоколад — это театр, все были приятно удивлены. Ведь что такое театр? Он может быть и горьким, и сладким. Горький — для постановщика, а сладкий — для зрителя, присутствующего на премьере. А бывает и наоборот, сам репетиционный процесс был сладок, а результат оказался... Такая метафора-перевертыш. В нашем «Шоколаде» мы будем говорить на близкую для всех нас тему — о месте, где мы работаем. Но мы будем рассматривать тему шире. Противоположность «горько — сладко» — это не только театр. Это вся наша жизнь, поэтому в спектакле появятся разные жизненные истории.

 А какова ваша жизненная история? Как вы пришли в профессию?

 Я никогда не думала, что танцы станут моей профессией, и расценивала их только как хобби. Будучи школьницей, я была танцором международного класса по бальным танцам. Имела в потенциале яркие перспективы, прекрасное будущее, но однажды сама для себя закрыла этот путь — поступила в Томский государственный университет на филологический факультет, решив серьезно заняться наукой. И вскоре поняла для себя, что филология и танец — вещи несовместимые. Но, бросив бальные танцы, я очень тосковала по ним. И тогда мои друзья буквально за ручку привели меня в замечательный коллектив. Я начала заниматься абсолютно новым для меня направлением, которое меня страшно захватило, — рок-балетом.

 В чем специфика этого направления? 
 Музыкальная основа рок-балета — роковая музыка: The Scorpions, Pink Floyd, Оззи Осборн. Самое «мягкое» — Майкл Джексон. Если сравнивать с сегодняшним днем, это была современная хореография, сопоставимая по эстетике с танцами в мюзиклах.

 Значит, на балетмейстерский факультет ГИТИСа вас привел рок-балет?

 Мои занятия рок-балетом удачно переплетались с учебой в Томске. Потом у меня родился ребенок, и на некоторое время пришлось выйти из процесса. Когда вернулась — коллектива уже не было, и я создала свой. Дальше все было просто. Наш коллектив стал лауреатом международного конкурса. Нас заметил режиссер Томского областного театра драмы Юрий Ильин и сразу пригласил меня в качестве балетмейстера на спектакль «Дон Хиль Зеленые штаны». Это был колоссальный опыт! В спектакле было 18 танцевальных номеров. После постановки меня взяли главным балетмейстером в театр. В этом качестве я поставила шесть спектаклей в разных театрах Томска. Когда прошел год, я поняла, что мне не хватает образования и я очень нуждаюсь в знаниях. Вот так и пришло решение поступить в ГИТИС.

 Почему вы остановили выбор именно на драматическом театре? Логичнее было бы предположить взаимодействие с балетными театральными труппами.

 Пока я училась в ГИТИСе, зная мою склонность к драматическому театру, мастера, которые с нами занимались, предлагали мне поучаствовать в постановках разных режиссеров. Конечно, в этот период в основном приходилось работать с балетными танцовщиками, но такого удовольствия, как от работы с драматическими актерами, я не получала нигде. Правда. Я всегда точно знала, что пойду в драматический театр. Мне очень интересно сидеть рядом с режиссером и вместе с ним придумывать спектакль. Этот процесс гораздо важнее, нежели сочинить какой-нибудь отдельный танцевальный номер.

 В чем специфика работы балетмейстера драматического театра?

 Балетмейстер должен знать все. Историю театра, литературы, балета, драматургии. Просто историю. Геометрию, как ни странно это звучит. Математическое мышление должно присутствовать, ведь речь идет о композициях, о так называемом рисунке роли. Обязательно историю искусства, так как живопись, скульптура — два ближайших родственника балета. Историю музыки, оперного искусства. Ну и непременно должны быть фантазия, воображение. Если же мы берем такую тонкую тему, как балетмейстер драматического театра, тут человек должен знать еще больше — и режиссуру, и актерское мастерство, и особенности драматургии.

 Вы работали в разных городах России. Томск, Москва, Красноярск, Пермь, Омск. Когда на вашей карте возникли Новосибирск и театр «Глобус»?

 С главным режиссером «Глобуса» Алексеем Крикливым мы познакомились в Красноярском театре драмы. Я выпускала «Ночь ошибок», а Алексей репетировал спектакль «Похороните меня за плинтусом». Мы как-то сразу понравились друг другу, нашли взаимопонимание. А дальше уже возникли «Чума на оба ваши дома» и «Шукшин. Про жизнь» режиссера Владимира Гурфинкеля, «Том Сойер» Анны Зиновьевой, «Жизнь прекрасна!» Алексея Крикливого на большой сцене театра «Глобус» и «Толстая тетрадь» на малой.

 С каким материалом вам комфортнее работать — классика или современные пьесы?

 Не имеет значения. Но выходит так, что я больше работаю с классикой. Мне всегда везло с названиями произведений, с режиссерами, художниками, композиторами, артистами. Я как-то сразу влюблялась в работу.

 Возвращаясь к «Шоколаду», насколько, по вашему мнению, драматическому актеру интересно существовать в пластическом спектакле?

 Это развитие. Развитие прямых профессиональных навыков актера. Форме в любом спектакле отводится очень большое значение. Если брать во внимание систему Михаила Чехова, то вначале — форма, а потом — содержание. Я подчеркиваю, наш спектакль создан именно для драматического артиста. Мы не стремимся показать технические совершенства. Мы хотим через форму передать содержание.

 То есть те самые жизненные истории, о которых вы говорили в начале. Наверняка большинство из них о любви?

 Да, про любовь, про мечты. Хотя «Шоколад» — это в большей степени история наших мечтаний, чем какая-то конкретная история любви. Приведу пример. Если какой-то человек кажется вам неприятным на первый взгляд, подумайте о том, что для кого-то он может быть другим. В своем мире — мире мечтаний, он может быть любимым и любящим свою семью, детей. Я когда начинаю об этом думать, сразу возникает другое отношение к человеку. Это позиция терпимости. А вообще очень не хочется говорить каких-то громких слов. Хочется сделать человеческую историю, избежать агрессии, жестокости, насилия, устали мы все от этого.

 В вашем dance-ассорти на сцене появятся Секретарша, Любовница, Девушка на торте, Суфлер, Тореадор, Пьяный актер, Кармен, Библиотекарша и даже Нефтяной магнат. А какая роль отводится шоколаду?

 Шоколад будет лакмусовой бумажкой для проявления человека в разных ситуациях. Но мне бы не хотелось раскрывать все наши секреты — хочу сохранить некую интригу. Думаю, зритель, придя на наш спектакль, все поймет и почувствует сам.

 На какую аудиторию рассчитан спектакль?

 Прежде всего этот спектакль рассчитан на людей, имеющих жизненный опыт. Но мы ждем и молодежь в возрасте от 16 лет. Нам интересно, какие выводы из увиденного они сделают.

 Какая музыка ляжет в основу вашего «Шоколада»?

 Самая разнообразная — от классики до современности. Обозначу это коротко — «из любимого».