Игры с классиками

10 июня 2011
Эдуард Русаков, «Красноярский рабочий»

Хочу вкратце поделиться впечатлениями о двух спектаклях из гастрольного букета, подаренного нам, красноярцам, новосибирским театром «Глобус».

Казалось бы, «Женитьба» Гоголя и «Каштанка» Чехова — очень разные тексты, да и спектакли разные, объединяет их лишь то, что к ним приложила свою талантливую руку Нина Чусова — один из самых модных и изобретательных московских режиссёров. Ещё Мейерхольд и Вахтангов в начале прошлого века с революционным азартом играли с классиками то в прятки, то в поддавки, а уж в наше-то постмодернистское время, когда «всё смешалось в доме» Станиславского, трепетное отношение к классической драматургии и литературе окончательно вышло из моды.

И Чусова в этом смысле наиболее радикальна, о чём свидетельствуют поставленные ею в разных театрах спектакли: «Гроза», «Ревизор», «Крошка Цахес», «Коварство и любовь». Впрочем, если другие режиссёры-новаторы угрюмо загружают зрительское сознание сложными образами-метафорами, то Нина Чусова предпочитает воздействовать преимущественно на наши эмоции, чувства, обращаясь чаще всего к чувству юмора, которого многие её коллеги начисто лишены.

Она как бы заранее исходит из того, что мы, зрители, люди в общем неглупые и слегка начитанные (уж Гоголя-то с Чеховым наверняка читали, ну, «проходили» в школе, хотя бы), и поэтому сразу приглашает нас «поиграть с классиками», а правила этой игры каждый раз придумывает она сама. Тут ведь главное что? Чтобы не скучно было. А это она делать умеет. Ибо нет ничего тоскливее, чем скучный авангард — в литературе ли, в живописи ли, но особенно в театре.

Вот и в спектакле «Женитьба», где время действия нахально перенесено в позднюю советскую эпоху, мы не возмущаемся и не скучаем. Хотя видим на сцене типичный городской двор с дворником Степаном и бабками-сплетницами, телевизоры и холодильники в квартирах героев. Потому что и гоголевский текст сохранён, и дух классического шедевра не утрачен, и новых актуальных нот и оттенков хватает. Азарт режиссёра заразителен, и артисты тоже играют с детским азартом. Это касается и Вячеслава Кимаева (Подколёсин), и Ольги Цинк (Агафья Тихоновна), и Дениса Малютина (Анучкин), и Юрия Соломеина (Жевакин), для героя которого, отставного моряка, далеко не первый отказ невесты становится почти трагедией. Но особенно купается в роли Кочкарёва артист Илья Паньков, который прямо-таки с садистским наслаждением спешит накинуть петлю супружества на шею своего доверчивого друга.

Звучат в этом спектакле песни о роковой любви и современные озорные частушки, герои то и дело танцуют танго, и вообще хореографии и пластике придаётся очень большое значение. Как сказано в программке, за пластическое решение спектакля отвечает Юрий Катаев, который долгое время был ассистентом Нины Чусовой.

Режиссёрским дебютом Юрия Катаева стала «Каштанка», а Нину Чусову он пригласил быть художественным руководителем этой постановки. Её стиль тут чувствуется во всём, хотя отвечает она «только» за работу с актёрами, сценографию и костюмы. Всё те же краски, но в ещё большей концентрации — минимум текста, музыка, танцы, пластика. Игра света, вращающийся зеркальный шар, бумажные конфетти и мыльные пузыри... Яркое шоу для детей и взрослых. Жгучий шипучий коктейль из цирка, кабаре и «Фабрики звёзд», (которой по сути является труппа дрессированных зверюшек).

Всех зверей, разумеется, играют актёры. Особенно хороша Каштанка в исполнении Натальи Тищенко, и хотя её роль лишена слов, но как бурно реагируют сидящие в зале дети на каждую её ужимку, на каждое её рычание или тяфканье. Не так просто проникнуть одновременно в душу собаки и ребёнка, а ведь это — родственные души. И сама история потерявшейся Каштанки превращается вдруг на наших глазах в смешную и трогательную, поучительную и актуальную историю девочки-подростка, попавшей в мир шоу-бизнеса. Слава Богу, в финале Каштанка возвращается к своим прежним хозяевам, в бедном доме которых нет запаха успеха, а пахнет лишь стружками и столярным клеем.

Мои маленькие внучки дали высокую оценку этому спектаклю, а лучших критиков я не знаю.