Театры Новосибирска открывают сезон

11 сентября 2003
Яна Колесинская, «Новосибирские новости»

Едва закончилось лето, как драматические театры Новосибирска объявили о планах на предстоящий сезон и заинтриговали новостями.

В «Красном факеле» готовится сенсация: 15 и 16 сентября — премьера по пьесе скандального Владимира Сорокина «Dostoevsky—Trip». Крупнейший международный проект «Российско— германские культурные встречи» уже спровоцировал в НГАТОиБ постановку эпатажной оперы «Жизнь с идиотом» по рассказу Виктора Ерофеева. Спектакль ставился для фестиваля в Германии, но несколько показов на месте вызвали у публики фурор. Никто гнилыми помидорами не кидался. Подобное испытание ожидает зрителей «Красного факела». Художественный совет долго решал, не сделать ли постановку достоянием только немецких театралов, стоит ли рисковать, и оставил на афише осторожную оговорку: «Спектакль будет объявлен особо». Возникала идея расписки зрителя при покупке билета, что претензий к создателям спектакля предъявлять не будет. Остановились на том, чтобы предупредить объявлением у кассы и назвать спектакль экспериментальным. «Опыт показывает, что спектакли, вызвавшие в свое время шок, становились потом замшелой классикой», — успокоил главный режиссер «Факела» Валерий Гришко.

В английском сленге слово trip означает наркотическое путешествие, существование на границе двух реальностей. Персонажи пьесы «сидят» не на игле, а на книгах. Один из продавцов предлагает им Достоевского. Путешествие в литературу становится для них путешествием в себя. По дороге они превращаются в героев Достоевского. И если у русского классика все существует в атмосфере постоянно ожидаемой катастрофы, то у классика нынешнего эта катастрофа разразится здесь и сейчас.

А для участников спектакля данная работа — не катастрофа, но шаг к новому для них театру. Если поначалу пьеса вызывала ужас, то теперь, по мере погружения в материал, формируется отношение прямо противоположное. Нецензурная лексика больше не шокирует, ибо, как считает режиссер Юрий Урнов, «она слышится не как отдельные фрагменты речи, но как свидетельство музыкальности языка. Пьеса очень человеческая, очень сопереживательная, очень русская». Над спектаклем работает постановочная группа, известная по предыдущей премьере «Красного факела» — спектаклю «Лисистрата». Нынешняя работа куда более ответственна, ведь на премьеру приедет автор. В этом отношении с Аристофаном было проще.

Следующая премьера «Красного факела» — 25 и 26 сентября. Внук выдающегося Георгия Товстоногова Георгий Товтоногов, режиссер в третьем поколении, ставит триллер «Мизери» по бестселлеру Стивена Кинга. Как выразился режиссер, театр устроил «циничный профессиональный момент проверки» — показ на «своего зрителя» за три недели до премьеры. Директор «Факела» Александр Кулябин озвучил пожелание художественного совета: пусть общественные просмотры станут традицией — после «пробы на зрителя» спектакли будут получаться более качественными. Теперь нужно дождаться момента, который бы соответствовал рассказу переводчика пьесы Валерия Гришко о германской «Мизери»: фантастический успех, творилось что—то невероятное.

Театр «Глобус» открывает сезон 12 сентября премьерой «Вишневого сада» с подзаголовком «Лирика на краю пропасти» и посвящает ее 100-летию пьесы. Этот стильный, красивый спектакль — не о вере в будущее, не про обновление России, но о том, что мы ничего не сумели сберечь и идти нам некуда. Режиссера Игоря Лысова достают вопросами, зачем он взялся за пьесу, в которой ничего нового открыть невозможно. Он уверяет, что «открыл в ней 48 новостей. Это самое крутое произведение, которое может существовать сегодня в театре. Ничего я не наэкспериментировал — я поставил классическую пьесу с учетом ее глубины. После меня придут люди с еще большими амбициями и еще более правильно поставят пьесу на века». 
Следующая премьера в «Глобусе» состоится 1 октября и будет обозначена всего одной буквой — «Ю». Режиссер Алексей Крикливой объясняет эту букву так: «Ю — это когда все буквы в слове „люблю“ отпали, кроме одной, самой странной, выражающей жажду, тоску по невозможному, несбывшемуся». Он считает эту пьесу Ольги Мухиной одной из самых интересных современных пьес.

Кто же определяет репертуарную политику сегодня? Если в театре «Красный факел», просуществовавшем без главного режиссера год, этот вопрос решился в конце прошлого сезона, то в «Глобусе» он остается открытым. Отношение к проблеме в этом театре весьма своеобразное. Здравый подход к кадрам считается, видимо, аморальным. Еще в середине прошлого сезона всем стало ясно, что по завершении контракта Александр Галибин покинет Новосибирск. Но он сам делал вид, что накрепко связан с «Глобусом». Теперь же, когда официально завершился срок контракта, директор театра Татьяна Людмилина делает акцент на необычайно теплых отношениях с экс—главным режиссером. В силу чего «было бы неэтично при нем называть имя нового главного режиссера или хотя бы его искать. Слишком дорога цена вопроса, чтобы на следующий день после ухода главного режиссера объявлять имя нового». Вот такая верность идеалам.