И рак, и слезы, и любовь

1 марта 2013
Юлия Щеткова, «Новая Сибирь»

Британские домохозяйки заговорили по-русски и сколотили приличное состояние на фото в стиле ню.

Скрестив комедию с трагедией, коммерцию — со светлой грустью, а Британию — с Россией, театр «Глобус» поставил «Девочек из календаря» — сценическую версию реальной истории йоркширских домохозяек, вышедших на борьбу с лейкемией в чем мать родила. Постановщиком лицензионных приключений не юных леди выступил главреж новосибирского молодежного Алексей Крикливый. Элегантный дресс-код героиням спектакля обеспечила художник по костюмам Елена Турчанинова (Красноярск). Главные роли исполнили ведущие актрисы театра, во всей красе живописующие возрастную категорию «35+» для зрителей категории от 18 и старше.

Театр и коммерция — вещи вполне совместные. Примерно так могли бы перефразировать классика современные российские топ-менеджеры от театра, убедительно доказавшие, что на академических подмостках с успехом могут прокатываться как андеграундные, так и крепко антрепризные проекты, претендующие не на художественное открытие, а исключительно на кассовый триумф. Будет это Рей Куни, Кен Людвиг или другой адепт театрального фаст-фуда — не суть. Главное заманить зрителя и сделать внушительные сборы, за счет которых впоследствии можно позволить себе и некий антимейнстримовый эксперимент. Беда в том, что в апофеозе коммерческой славы желание тратиться на заведомо убыточный арт-хаусный проект у многих пропадает, и репертуарный театр скатывается в откровенную антрепризу, обзаведясь расслабленным и непреклонным зрителем, чей организм готов переваривать исключительно сценический быстропит.

Театр «Глобус» коммерческими названиями раньше не баловался (в отличие от своего коллеги «Красного факела», пережившего бесславное десятилетие антрепризной оккупации и только в последние пару сезонов пытающегося соблюсти баланс между кассовыми монстрами и актуальным проевропейским театром). Первым коммерческим названием, что позволил себе новосибирский молодежный за много лет, стала комедия «Братишки» отца и сына Куни, поставленная Алексеем Крикливым на большой сцене театра в 2009 году. Анонсируя тогдашнюю премьеру, главреж, словно извиняясь, уверял, что это нетипичное для захватанного антрепризой английского драматурга произведение, что придуман некий шикарный ход и так далее. Однако стойкий дух Куни ничьим режиссерским гением не исправишь и из репертуара никаким топором не вырубишь.

«Девочки из календаря» — коммерческий дубль Крикливого, наводящий, если по совести, на самые грустные мысли. Отчего кассовую драматургию воплощает не набивший на подобных проектах руку приглашенный постановщик, а именно главный режиссер, чье единоначалие, по идее, должно формировать достойный имидж театра, а не законопачивать репертуарные лакуны? Почему ценящий, любящий и, главное, способный на красивый жест театр вдруг идет на компромисс, потрафив сугубо развлекательным пожеланиям публики? Зачем тонкому и глубокому альтернативному режиссеру Крикливому брать в работу не лучшего качества пьесы, к тому же лежащие вне зоны его литературных вкусов и постановочных интересов? Каким образом выбор пал на «Девочек из календаря» — материал сырого и весьма сомнительного драматургического качества даже по рамкам антрепризных театральных проектов?

Впрочем, в защиту «Девочек из календаря» стоит заметить, что это не махровый коммерческий продукт, а душевный кассовый сюжет на семь актрис постбальзаковского возраста, благодаря которому исполнительницам главных ролей можно ненатужно искупаться в лучах славы, не особо истязая свое дарование режиссерскими экзерсисами и не рискуя нарваться на зрительское «фи». Безопасный и безобидный материал, где женщинам дано играть просто женщин, если хотите, самих себя. Почтенных дам в прелестных стильных нарядах, точно подобранных к образу, фигуре и индивидуальной истории, которая есть у каждой героини и будет непременно поведана зрителю в простых и обильных словоизлияниях. Отдохновение — да и только.

Самое вкусное в «Девочках» — в меру пикантная предыстория, произошедшая в провинциальном Райлстоне, графство Йоркшир, в 1999 году. Представительницы тамошнего «Женского общества», младшей из которых было 47, а старшей 65 лет, задумали чуточку облегчить жизнь онкобольных и собрать деньги на обустройство комнаты для посетителей местной клиники, где безуспешно лечился отлимфосаркомы муж одной из них. Не надеясь на добровольные пожертвования и спонсорские взносы, почтенные дамы снялись для календаря в стиле ню. На фото предприимчивые леди занимались своими любимыми делами полностью обнаженными — украшали торт, делали наливку, отжимали сок из яблок, вышивали etс. Фотографом выступил супруг одной из предприимчивых леди, создавший для благотворительного численника двенадцать жанровых портретов в стиле выцветших старинных фотографий в сепиевых тонах. Тираж разошелся в течение недели, а модели стали национальными знаменитостями, собрав в дальнейшем более 1,3 миллиона фунтов стерлингов, каждый из которых был отправлен на борьбу с лейкемией.

Креативный подвиг йоркширских домохозяек прогремел на всю Европу и уже в 2003 году лег в основу совместного англо-американского фильма Найджела Коула по сценарию Тима Ферта. Трогательная комедия «Девочки из календаря» побила рекорды кинопроката, заработав 96 миллионов долларов по всему миру, и номинировалась на самые престижные кинопремии от «Золотого глобуса» до European Film Awards.

В 2008 году фильм был адаптирован в мюзикл и едва ли не до сих пор с успехом играется на лондонском Вест-Энде. В 2009 году, то есть ровно десять лет спустя после выхода благотворительного календаря, когда младшей из них исполнилось 57, а старшей 75, йоркширские домохозяйки решили повторить свою затею и еще раз обнажились для благой цели, выпустив в свет цветную версию численника с новыми фото по цене 9,95 фунта за экземпляр. Собранные средства (а это что-то около двух миллионов фунтов) леди опять-таки направили на изучение и лечение лейкемии.

В сентябре 2010 года театральный вариант «Девочек из календаря» добрался и до России. Сценическую редакцию пьесы Тима Ферта в переводе Ирины Прохоровой выпустила одна из независимых столичных антреприз. Роли отчаянных британских домохозяек исполнили популярные актрисы театра и кино. Часть сборов от каждого спектакля организаторы решили перечислять на счет благотворительного фонда помощи детям с онкологическими и онкогематологическими заболеваниями, добавив к полученным средствам сборы от продажи ню-календарей, выпущенных по случаю премьеры. Кстати, спектакль играется до сих пор (правда, все больше по городам и весям нашей необъятной родины), а календарь обновляется ежегодно.

«Девочки из календаря» театра «Глобус» — вторая сценическая версия трагикомедиив России. Название, сюжет, автор и переводчик — все те же, а вот актрисы и режиссер токмо новосибирские. Никаких благотворительных бонусов к трагикомедии театр пока не предлагает. Календарь в традициях легендарного Pirelli заменила остроумная программка с памятными датами и выразительными фотоколлажами принимающих участие в спектакле актрис. Дамы позируют для знаменитых полотен Боттичелли, Кустодиева, Матисса, Гогена и даже Дали, суля публике самые неожиданные трансформации. Однако на сцене никаких сюрпризов не происходит.

Тривиальная сценография с заполненным икеевскими мебелями и бесконечно хлопающими дверями эпицентром и интерактивным задником, волею режиссера меняющим цветовую гамму и изображение. На переднем плане — небольшой экран. С него реальные персонажи новосибирского телевидения, изменив имена на британский лад, акцентируют внимание на реальных событиях, послуживших основой всего происходящего на сцене. Находка, может быть, и остроумная, но порядком «поюзанная» в том числе и новосибирской сценой.

Сами глобусовские «Девочки из календаря» — очевидно, моложе своих йоркширских прототипов, хоть частично и пребывают в том возрасте, когда мужики уже не «сво», а тот самый чемодан, который тащить тяжело, а выбросить жалко. Энергичная и хваткая заводила Крис (Светлана Галкина), тяжело переживающая уход мужа Ани (Ирина Нахаева), странноватая молчунья Кора (Светлана Прутис), опостылевшая супругу светская львица Силия (Ирина Камынина), тихая и безропотная Рут (Наталья Орлова), обаятельная и острая на язык Джесси (Тамара Кочержинская) — все они старательно раскрывают на сцене свои характеры, между делом придерживая в шкафу по скелету, обнаружению которых и будет посвящено пришитое белыми нитками к телу спектакля второе действие. В первом же дамы будут активно общаться, генерировать идею календаря и под самый антракт позволят заглянуть на импровизированную съемочную площадку, где они, нещадно глуша виски, начнут позировать обнаженными для особо ценной полиграфической продукции.

Не берусь утверждать, что тому виной сама пьеса, удручающий перевод или и то, и другое вместе взятое, но трагикомедия трогается с места крайне медленно и убийственно печально. «Девочки из календаря», в которых, казалось бы, есть все необходимое для успешного наполнения жанра — и рак, и слезы, и любовь, — разгоняется, как старая дрезина, и нечеловечески громыхает, пугая гулом фальши, напрасных телодвижений и болтовни. Актрисы не без профессиональной легкости произносят вымученные диалоги, написанные так, будто пьеса создавалась не в начале нулевых, а в далеких 1970-х. И здесь уже не до сочувствия. Меняют наряды, играют в лучших традициях отечественного репертуарного театра, выдают проверенные временем репризы, но скудный драматургический материал так и остается скудным. Трогательная история то и дело провисает и растекается на без малого три часа, нанося своей неистощимой светлой грустью серьезный удар по зрительской выдержке. Выстоять под этим натиском комедийного исследования высших способностей женской души смогут разве что терпеливые ровесницы йоркширских домохозяек, пригубив вслед за героинями в антракте чего-нибудь горячительного. Кто знает, может быть, для понимания и полного принятия «Девочек из календаря» именно этого не хватает.