Максим Дунаевский: «В Москве поставить такое невозможно»

23 марта 2012
Елена Климова, «Место встречи. Сибирь»

На премьеру мюзикла «Алые паруса» в Новосибирск приехал автор музыки, композитор Максим Исаакович Дунаевский. Наши «Алые паруса» — уже четвертые в череде постановок по России и явно не последние. Почему-то несовременная история Александра Грина сегодня оказалась востребованной театрами.

Хотя мало кто из тех, кому до двадцати пяти, читали повесть про Ассоль и Грея. Такой вот парадокс. Музыку к будущему мюзиклу Дунаевский написал по заказу одного миллионера, который хотел, чтобы его дочь пела партию Ассоль. Потом миллионер передумал, а музыка осталась.

 Максим Исаакович, поделитесь впечатлениями от сибирских «Алых парусов».

 Сначала был шок. А потом — признание того, что я увидел. Ибо это вполне закономерная трактовка «Алых парусов» — массовое шикарное действие в бродвейском стиле. Хорошо это или плохо? Не мне решать, зрителям. Хотя задумывался мюзикл анти-бродвейским. Он должен был поражать воображение не столько шикарностью костюмов, декораций, сколько внутренним содержанием, которое мы заложили в произведение.

 Что изменилось?

 Мне немножко жаль, что изменена очень важная для нас вещь — побудительная причина возникновения алых парусов. У нас в пьесе (драматурги Андрей Усачев и Михаил Бартенев) чудо, которое происходит в финале, объяснено. Какой-то моряк, имя которого, наверное, совсем не Грэй, просто слышит всю эту историю, ему становится жаль девушку, и он скупает все бочки с красным вином и велит матросам красить вином паруса!

Но покрашенные вином паруса — это грязь. И все начинают смеяться над бедной девушкой, сумасшедшей. Вот те алые паруса, которых ты ждешь? И тут происходит чудо, следом за этой шхуной появляются настоящие алые паруса. Вот этого момента мне жаль, он щемит сердце. Но ничего уже сделать нельзя, надо насладиться тем, что есть.

 Вам удалось?

 Новосибирск не имеет возможности провести всероссийский кастинг актеров, как это происходит в Москве, куда слетаются сотни суперпрофессиональных актеров... хотя, в мюзикле у нас еще нет суперпрофессионалов. Но есть звезды, и те, кто просто поднаторел в этом жанре. Я знаю, в «Глобусе» тоже был большой кастинг, однако Новосибирск — не Москва. Одни актеры поют посильнее, другие послабее.. Но в целом — не знаю, к сожалению это или к счастью — в столице сегодня то, что я увидел в Сибири, поставить невозможно.

 Почему?

 Нет ни таких театров, ни возможностей, ни денег.

 В Москве?!

 Невозможно конкурировать сегодня с такими театрами, как «Глобус». Ну, невозможно! Мюзикл — дорогостоящая постановка. Если бы в столице была государственная театральная площадка, где ставились мюзиклы, тогда, может быть, мы бы не отставали. А пока, например, такую сценографию, какую я увидел в «Алых парусах» мог бы себе позволить разве что Большой театр.

 Очень лестно для нашего города. А вот как Вам кажется, молодому зрителю это близко — мечты о несбыточном, романтика Грина? Книжка-то им скучновата. Если и брались прочесть, не осиливали, я специально расспрашивала.

 Я думаю, да! В какой-то мере. Ну как вам сказать... Ведь мы не ставили себе целью делать спектакль для молодых или для стариков. Мне кажется, любой может найти здесь что-то для себя. Я должен сказать, что сегодня мы случайно, безо всякого расчета, без намеренных действий попали в точку. Сегодня оказалось это очень востребованным, судя по тому количеству театров в России, которые собираются ставить Алые паруса и уже поставили.

 Почему?

 Не знаю. Может, не хватает романтики, не хватает чуда, какой-то сказки. Много чернухи, слишком много реального даже на сцене. Может быть, поэтому.

 Как Вы объясняете, что мюзиклы у нас становятся все более и более популярным жанром?

 Я думаю, что мир вынужденно пришел к этому демократичному жанру. Его создали американцы, поначалу просто перелицовывая на свой лад классические оперетты. А уже потом появились великие композиторы мюзиклов. Когда в Великобритании сколько-то лет назад решили сделать все театры коммерческими, оказалось, что 90 % спектаклей, которые играются в Лондоне, не могут себя содержать, они совершенно убыточные. Сегодня Лондон — европейская столица мюзиклов.

Я думаю, и мы к этому рано или поздно придем. Кроме того, у нас всегда любили музыкальные спектакли и фильмы.

 Под словом «демократичный» не прячется ли обыкновенная «попсовость»?

 50 % зрителей, пришедших на мюзикл, — театралы, которые вообще ходят в театр. А 50 % — люди, которые никогда в театре не бывают. Это хороший способ вовлечения людей в театр. В следующий раз, глядишь, он на драму серьезную пойдет.

Мюзикл включает в себя все — и драму, и серьезную музыку — но он более легкодоступный. Вообще-то мюзикл считается больше шоу-бизнесом, чем театром.

 То есть я правильно понимаю, что мюзиклу все-таки не все подвластно, но театры стараются повышать планку? Мне проще привести пример из моей сферы. Сначала ради окупаемости рынок журналов заполнился «глянцем» всех мастей, а теперь под глянцевую обложку старательно укладывают серьезное содержание? И появляются «Сноб» и «Русский пионер»?

 Да, возможно. Хотя, я думаю, что мюзикл развивается и может прийти в результате к драме. «Юнона и Авось» — это уже не просто шоу, а великолепная драма, построенная на исторических событиях. И в Америке я видел такие мюзиклы — это были добротные, прекрасно поставленные театральные спектакли, а вовсе не шоу. Мюзикл развивается.

 У него все впереди?

 Да.

 Уже не по существу вопрос, а из любопытства. Какую мелодию из «Алых парусов» Вы напеваете?

 Одну из первых вещей, которую я написал в этом мюзикле, я очень ее люблю, песню Ассоль-девочки «Я построю маяк до неба».

 Готова Вам подпеть. Собственно, это и делаю уже два дня после спектакля.