Павел Харин построил черно-белый отель на стыке миров

5 февраля 2016
Марина Вержбицкая, «Новая Сибирь»

Ведущий актер театра «Глобус» отправит коллег на тот свет, но только в рамках своего режиссерского дебюта.

В продолжение проекта «Глобус». Место действия" новосибирский молодежный театр выпускает спектакль «Отель двух миров». Пьесу знаменитого французского драматурга Эрика-Эмманюэля Шмитта актеры репетируют на малой сцене. В режиссерском кресле — заслуженный артист России Павел Харин, осваивающий азы профессии в Новосибирском театральном институте. В постановочной группе спектакля — сценограф Каринэ Булгач, художник по свету Елена Алексеева и композитор Роман Столяр. Премьера назначена на 5 февраля.

Эрик-Эмманюэль Шмитт — писатель, философ, режиссер и один из самых популярных драматургов современной Франции, чьи пьесы не боятся ни перевода на другие языки, ни самых банальных режиссерских интерпретаций. Критики, ценя в сочинителе редкую способность говорить о сложных вещах простыми словами, щедро одаривают мастера премиями и наградами. Продюсеры любезно называют Шмитта «знатоком человеческих душ», «самым читаемым и самым играемым». Небезосновательно: его сочинения переведены на 35 языков, регулярно идут на сценах 40 стран мира, пользуются невероятным коммерческим успехом и самой горячей любовью публики, которую себе можно представить. Согласно опросу одного из французских литературных журналов, повесть Шмитта «Оскар и розовая дама» (на малой сцене театра «Глобус», кстати, идет одноименный моноспектакль Светланы Галкиной) входит в число книг, названных читателями «изменившими их жизнь» наряду с Библией, «Маленьким принцем» и «Тремя мушкетерами». Комментарии, как говорится, излишни.

Театральная Россия испытывает к создателю «Распутника» и «Бульвара Преступлений» самые нежные чувства. Сложно назвать город в нашем Отечестве, чьи драматические подмостки не соблазнились бы возможностью «вкусить» слог прославленного автора. Шмитт к «стране литературы» (определение драматурга) также благоволит. «Должен сказать, что меня очень радует мой успех в России. Так что мне особенно приятно осознавать, что именно русские читатели ценят мое творчество, — рассказывает Эрик-Эмманюэль Шмитт. — Лучшее исполнение театральных пьес, которые я видел где-либо за границей, было только в России. Я обожаю ваших актеров, они играют головой, сердцем и телом».

Пьеса «Отель двух миров» написана в 1999 году и содержит все фирменные приемы драматургии Шмитта — общедоступность и нетривиальность, стальную сцепку души и разума, предсказуемость и художественный риск. Трактуется «Отель двух миров» как философская притча о том, «что каждый человек может позволить себе заглянуть в неизведанное и раскрыть тайну, чтобы больше не бояться этого неизведанного и принимать жизнь такой, какая она есть».

Действие происходит в загадочном отеле, постояльцы которого погружены в странное существование между реальностью и небытием. Герои не знают, как и по каким причинам они здесь оказались, но быстро убеждаются в том, что покинуть мистическое пристанище по своей воле невозможно. Все, что им остается, — контактировать между собой и ждать появления Доктора С., сообщающего о том, кому суждено вернуться к жизни, а кому предстоит поездка на лифте в неизвестность.

«В моем окружении достаточно много людей, испытавших клиническую смерть, побывавших в состоянии комы, — поясняет историю создания «Отеля двух миров» французский драматург. — Меня потрясло то, что они вернулись из этого «путешествия» совершенно другими людьми. Люди депрессивные перестали впадать в депрессию. Люди, ненавидевшие жизнь, начали ее любить. Наблюдая все это, я все чаще и чаще задавался вопросом: что же происходит с человеком, находящимся в состоянии комы? И тогда у меня в голове возникла идея такого отеля, некой философской гостиницы между двумя мирами, попадая в которую, люди начинают задумываться о жизни. И о смерти. Для меня главными в пьесе являются две мысли, две фразы. Первую озвучивает Доктор С. Когда ее спрашивают о том, знает ли она, что такое смерть, она отвечает: «Худшее, что можно было бы получить в ответ на этот вопрос, — это сам ответ». А вторую очень важную для меня мысль озвучивает героиня по имени Лора: «Счастье помещается на ладони».

Что касается сценической интерпретации своей пьесы, то мonsieur Шмитт советует режиссерам относиться к тексту с уважением — служить пьесе, а не ставить ее себе в услужение. Актерам же рекомендуется не обращать внимания на те умные вещи, которые написаны на бумаге, а искать источник этих вещей в себе, будь то чувства, настроения или ощущения.

Удастся ли новосибирским артистам последовать авторскому завету, станет известно совсем скоро. В преддверии премьеры об «Отеле двух миров» по версии «Глобуса» рассказывает режиссер спектакля — Павел Харин:

 Павел, спектакль «Отель двух миров» — ваш режиссерский дебют?

 Так совпало, что выпуск «Отеля двух миров» в январе-феврале 2016-го совпадает с сессией в нашем театральном институте, где я сейчас учусь на режиссерском факультете у Сергея Николаевича Афанасьева. Получается, что это мой дипломный спектакль. Раньше я тоже пробовал работать в этом направлении. На малой сцене «Глобуса» ставил новогоднюю сказку «В кругу друзей», которая два сезона шла. Делал пару спектаклей в антрепризе.

 Что привело вас — востребованного театрального артиста — к профессии режиссера и что, на ваш взгляд, главное в этой профессии?

 Как мне кажется, в актерском деле я уже понимаю маленько, а здесь было интересно чему-то поучиться. Для меня главная задача режиссера — правильно и бережно «вскрыть» автора, не пытаться его через коленку ломать, не сильно придумывать что-то за драматурга, а понять — зачем он писал произведение, что в него вкладывал. И если артист работает локально, выстраивает свой образ, то режиссеру приходится собирать в единое целое видение всех персонажей.

 Шмитт — один из самых популярных современных драматургов, его пьесы — почти всегда гарантия зрительского успеха. Вы хорошо знакомы с его драматургией, вспомнить хотя бы вашего Фредерика Леметра в «Бульваре Преступлений». И все же чем вас привлек этот автор?

 Шмитт прекрасно умеет подавать материал. У него очень емкий, образный, живой язык. Он умеет говорить просто о самых сложных вещах. Пьеса «Отель двух миров» меня заинтересовала тем, что она очень точно попадает в сегодняшний день. Там есть мелодрама, есть комедия, есть философские дилеммы. Есть шесть героев, через которых драматург показывает разные характеры, разные проблемы, разные болевые точки и разные социальные слои. И наша задача — вытащить из материала как можно больше смыслов. И, безусловно, важную роль играет хороший перевод с французского Елены Наумовой.

 Какова главная проблематика пьесы?

 Мне кажется, это пьеса о выборе. Когда человек выбирает, куда ему двигаться, в сторону добра или зла, хорошие или плохие поступки совершать. Ведь они все там выбирают — кто-то совершает действие, кто-то тянет с решением, кто-то находит выход в том, чтобы не выбирать.

 Вообще интересная, хотя и не новая история — параллельная реальность, люди в состоянии комы встречаются и живут как бы обычной жизнью...

 Тема и правда не оригинальная, просто каждый автор раскрывает ее по-своему. В свое время Пристли писал об этом. У Сартра есть замечательная пьеса «За закрытыми дверями», когда три человека попадают в странный номер, только там не кома, а ад. Три человека не могут никак ужиться, получается, что ад — это не пытки на жаровнях, ад — в нас самих. Отель у Шмитта можно назвать чистилищем, можно — ситуацией, когда человек начинает анализировать, взвешивать и решать — что дальше. На Земле ведь как чаще всего бывает — пока гром не грянул, не почешутся. Единственная героиня Лора, которая все время бьется за свою жизнь, вырабатывает в себе такой характер. Остальные начинают что-то осознавать, делать выбор только тогда, когда попадают в отель. Не зря Доктор С... говорит: вы здесь должны работать, не просто сидеть, а работать. Давайте, давайте, куда вы пойдете-то дальше?

 Доктор С... — самый загадочный персонаж в пьесе, как вы его трактуете, какова его функция?

 Сама себя она называет привратником, другие зовут ее по-разному. Кто-то видит персонажа женщиной, кто-то — мужчиной, но в любом случае это человек, который пытается помочь. Есть хорошая сцена, когда она нарушает правила и произносит: «Больше такого не будет никогда». По идее, она должна быть нейтральной, выполнять определенную функцию, но она не может быть таковой. Она все равно играет «в плюс», помогает героям, попавшим в отель, добром, позитивом, даже провоцируя. Она вроде ничего не решает, но помогает.

 А кто стоит над Доктором С?..

 Не знаю — пусть зритель думает.

 Не страшно вторгаться на территорию потустороннего пространства?

 Мы все же идем от бытовых вещей. У нас сценографическое решение достаточно узнаваемое — холл обычной гостиницы. Намеренно нет ничего мистического. Изначально должна возникнуть какая-то странная ситуация. Где мы сейчас? Что это — больница, психушка? Потом уже, как и в самой пьесе, возникает понимание, что на самом деле люди находятся в пограничном состоянии — в коме. Финал мы оставляем открытым. Пусть наш зритель думает, как завершится этот сюжет. Мы же попытаемся сделать достаточно веселую историю. Главное, чтобы человек после нашего спектакля хотел жить. Не расстраивался по поводу каких-то коллизий, а вышел с ощущением чего-то позитивного.