Бенефис Александра Варавина

25 апреля 2003
Ирина Ульянина, «Коммерсантъ-Weekend»

В последний день апреля 30-го в академическом молодежном театре «Глобус» произойдет знаменательное событие: спектакль «Наш человек» по пьесе Александра Островского будет бенефисным для ведущего актера, заслуженного артиста России Александра Варавина. За четверть века сценической деятельности им сыграно более ста ролей, и каждую из них бенефициант подверг интеллектуально-психологическому анализу, расцветил незаурядностью своей личности.

На его творческом счету мало эпизодических или бессловесных ролей, но и им Варавин смог задать глубину, довести до объема масштабного высказывания о парадоксах человеческой натуры. Недаром ни один крупный режиссер, работавший в «Глобусе», не обошел актера своим вниманием — к примеру, бенефисный спектакль поставлен Валерием Фокиным, в одной из лучших премьер текущего сезона, комедии «Двойное непостоянство», его занял Дмитрий Черняков. И театральных художников неизменно притягивала выигрышная внешняя фактура Александра Варавина, разжигающая их воображение. Памятной «костюмной» ролью стала работа в шекспировской «Двенадцатой ночи», оформленной Юрием Хариковым — обладателем национальной премии «Золотая маска». Не будем умалять способности вживаться в костюм так, чтобы он сидел органично, словно вторая кожа. Господин Варавин ею наделен в такой степени, что колоритен в любом костюме — будь то камзол графа Альмавивы, дворянский сюртук Гаева из «Вишневого сада» или белый халат добрейшего чудака Айболита.

Казалось бы, Варавин рожден для актерства, однако в начале пути ему пришлось долго и упорно доказывать свое право на существование в этом статусе. Иначе нежели иронией судьбы не назовешь тот факт, что Александра отчислил с третьего курса Новосибирского театрального училища за профессиональную непригодность его педагог Лев Белов. Варавин не отступил — вскоре его приняли в Ярославское училище имени Волкова, после окончания которого он был распределен в театр Северодвинска. Там наконец его талант оказался востребован, актеру воздалось все, о чем мечталось, — большие роли, значительные спектакли. Но его тянуло в родной Новосибирск, куда он вернулся спустя десять лет. И тот же Белов, занявший к тому времени кресло главрежа тюза, не узнал бывшего ученика, воскликнул: «Какая индивидуальность! Где же вы были, молодой человек?» Сейчас Варавин признается, что в тот момент ему было и горько, и грустно, и смешно. В близком соответствии с высказыванием Александра Блока: «Актеры, правьте ремесло, чтобы от истины ходячей всем стало грустно и светло». Поклонникам бенефицианта действительно светло при свете его таланта.