Премьера «Крейцеровой сонаты» откроет сезон в новосибирском «Глобусе»

19 августа 2013
«Театрон»

Премьера спектакля «Крейцерова соната» откроет 84-й театральный сезон в новосибирском театре «Глобус». Спектакль поставил главный режиссер театра Алексей Крикливый, впервые обратившийся к русской классике. Спектакль будет показан 4, 5 и 19 сентября на малой сцене «Глобуса», сообщает отдел по связям со СМИ театра. В выпуске премьеры заняты заслуженные артисты России Лаврентий Сорокин и Евгений Важенин, актеры Светлана Галкина, Константин Симонов, Екатерина Аникина. Возрастная категория спектакля 18+.

Повесть Льва Николаевича Толстого «Крейцерова соната» — редкий гость на театральных подмостках. С момента публикации в 1889 году ее окружает ореол скандальности и чрезмерной откровенности. Произведение было не только запрещено цензурой, но и вызвало острую полемику среди современников. Хотя именно эти факты лишь увеличивали притягательность повести, которая сразу стала распространяться в списках и читаться в частных домах.

Завязка «Крейцеровой сонаты» происходит в поезде, где под мерный стук колес случайные попутчики ведут разговор о любви. Внезапно в беседу вмешивается человек, личная история которого имеет трагический финал. Вроде бы описывается банальный анекдот — муж застает супругу с любовником и в порыве ревности убивает ее. Но чем больше герой открывает свой внутренний мир, тем страшнее и увлекательнее выглядит путешествие в глубины его подсознания, благодаря которому возникают вечные вопросы. В какой мир мы изначально приходим? Как поиск чистоты и невинности может завести в лабиринты безумия? Где границы разума и сумасшествия? Существует ли путь к духовному спасению? И, наконец, могут ли мужчина и женщина понять и услышать друг друга?

Алексей Крикливый известен как режиссер, который в основном работает с современной драматургией и прозой: Агота Кристоф и Оля Мухина, Николай Коляда и Биляна Срблянович, Эрленд Лу и Павел Санаев. Свой неожиданный выбор материала он объясняет так: «Это определенный выход из моей зоны комфорта. Я никогда не ставил классику. Но что-то случилось со мной. Щелкнуло на уровне темы. Все словарное обилие повести имеет под собой простую тему — утраты невинности. Не человек виноват в том, что он такой, он уже родился с искореженной кармой. Мир, который его окружает, с самого рождения диктует ему определенные условия. Позднышев бунтует, конечно, против этого мира, он не хочет видеть его таким, но поиск этой чистоты и невинности заводит его в еще большее безумие. Путь, которым он пошел, — ложный: он почему-то решает, какими должны быть люди. Герой дожил до тридцати лет, выбрал в жены самую чистую девушку и решил сотворить из нее идеал невинности, и благодаря этому решил измениться сам. Такая трагическая манипуляция.

Мы не намерены делать скандал. Также мы не будем заниматься исследованием психического расстройства. Безусловно, в повести есть жесткие подробности, но также там есть и тайный, скрытый фон, который не проговаривается. То, что говорит герой и то, как живет на самом деле — это две большие разницы. Ему проще рассказать про убийство, чем озвучить его причину...».