Алексей Крикливый: «Театр и Пелевин – это сложносочиненная история»

4 февраля 2015

Марина Вержбицкая, «Новая Сибирь»

В рамках проекта «Песни о Родине» в Новосибирске впервые поставят рассказ Пелевина.

В НАЧАЛЕ февраля на малой сцене театра «Глобус» состоится премьера спектакля «Песни о Родине», ради создания которого в одном сценическом пространстве сойдутся три режиссера, три прозаика и три труппы. Павел Южаков и артисты «Первого театра» инсценируют «Благое дело» Дмитрия Глуховского, Дмитрий Егоров и резиденты Томского ТЮЗа интерпретируют текст Майи Кучерской, а главреж новосибирского молодежного возьмет в разработку рассказ самого Пелевина. 
Художественному исследованию под руководством режиссера Крикливого подвергнется один из ранних рассказов Виктора Олеговича — «Хрустальный мир» — постмодернистский апокриф, обыгрывающий в пародийном ключе перипетии отечественной истории. Действие происходит в 1917 году (однако настоящего в «Хрустальном мире» больше, чем прошлого) накануне Октябрьского переворота. Юнкера Юрий и Николай стоят на посту, читают стихи, принимают кокаин вприкуску с эфедрином и охраняют Смольный, куда стремится пробраться страшный древний демон. Выполняя священную миссию, молодые люди рассуждают о том, что каждый человек приходит в этот мир с какой-либо целью. Однако свою задачу юнкера с треском проваливают: демон в лице лидера большевиков В. И. Ленина пробирается в резиденцию и овладевает Россией. 
Если брать за точку отсчета первую публикацию произведения, рассказу «Хрустальный мир» в этом году исполняется двадцать четыре года. Сценическая история у опуса скромная. В 2003 году противостояние юнкеров и демонов разыграли артисты киевского Нового драматического театра на Печерске. В 2008 году рассказ был поставлен на сцене театрального центра «На Страстном». Более официальных инсценировок «Хрустального мира» за драматическими подмостками не числится. У одного из самых популярных отечественных прозаиков с театром вообще не складывается продуктивных отношений. При суммарном тираже порядка миллиона экземпляров (уже в 2001 году руководство издательства «Вагриус» озвучивало цифру в полмиллиона штук) едва наберется с десяток профессиональных спектаклей. Новосибирск в рамках проекта «Песни о Родине» и вовсе принимает Пелевина впервые, не считая разовой гастрольной акции по мотивам «Чапаева и Пустоты» в начале нулевых. Роли в «Хрустальном мире» исполнят молодые артисты «Глобуса» — Никита Зайцев, Никита Сарычев, Руслан Вяткин и Наталья Тищенко. Подробности готовящейся в недрах театра постановки излагает режиссер спектакля Алексей Крикливый: 
 Алексей Михайлович, «Песни о Родине» — это сборник короткометражных спектаклей. Непривычный для Новосибирска формат — новое веяние или производственная необходимость? 
 Скорее, удивительным образом возникшее художественное и человеческое доверие по отношению друг к другу. Такой «сговор доверия» между тремя режиссерами и тремя театрами. На мой взгляд, это уникальное явление, потому что мы все очень разные и каждый со своими амбициями. Не часто такое бывает, что мы вот так вместе решаем сотрудничать. 
 Как возникла идея сотворчества? 
 Она родилась из разных размышлений, из желания объединить наше театральное поле. Сейчас такое время объединения. Театральное пространство должно сплачивать артистов разных коллективов и, надеемся, публику тоже. 
 Откуда пошло название проекта — «Песни о Родине»? 
 О Родине не говорится, а поется. Если ее любить, то о ней надо петь. Но «Песни о Родине» не развлекательный проект массового потребления. Мы хотим понять, что есть такое Родина для каждого из нас троих: мы ведь никуда не уехали, живем в этой стране и работаем. 
 На пресс-конференции было сказано, что «Песни о Родине» — это попытка исследовать российский менталитет. В чем лично вы видите особенности российского менталитета? 
 Наше мышление отчаянно парадоксально, дивно причудливо и очень возбудимо. Мы во что-то верим, кидаемся в это, потом забываем, затем снова чем-то увлекаемся. Но не просто увлекаемся, а готовы за это страдать и даже умереть. Мы все чем-то заряжены, но почему-то разобщены. Сейчас репетирую одно произведение и пока нахожусь под таким впечатлением. 
 В проекте заявлены три режиссера, три прозаика и три разных сюжета. Каким образом будет происходить объединение частей? 
 Все три произведения, как и сами режиссеры, абсолютно разные. Но всем нам одинаково интересен простой человек, не имеющий никакого отношения к элите или политике, человек, который попадает в обстоятельства, не им самим придуманные. Объединить части в одно целое — задача непростая, и чтобы понять, как это сделать, нам нужно увидеть истории друг друга. Пока по плану мы работаем по отдельности, но со 2 февраля начнем совместные репетиции. Есть идеи по поводу того, чтобы, например, артисты «Глобуса» принимали участие в спектаклях двух других режиссеров и наоборот. Мы ни в коем случае не вмешиваемся в работы друг друга — у каждого режиссера есть своя зона ответственности. Как будто мы собираем разные паззлы. В один из моментов детали могут совпасть, и тогда возникнет общая картинка. Когда все три темы выстроятся в одну, может получиться очень любопытная рефлексия на то, что мы называем Родиной. 
 Почему вы остановили выбор на «Хрустальном мире» Виктора Пелевина? 
 Во-первых, очень люблю произведения Пелевина и считаю его одним из главных российских авторов. В какой-то момент, когда в 90-х годах вышел его роман «Чапаев и Пустота», он очень сильно повлиял на мое сознание. «Хрустальный мир» — ранний рассказ Пелевина, но в нем уже чувствуются и его юмор, и его стиль — как писатель строит текст, как насыщает его нюансами и подробностями, как играет со смыслами. В этом рассказе есть вся поэтика Пелевина, весь его образный ряд. Те вопросы, которые решают герои рассказа, выходят за рамки 1917 года и советского мифа о начале революции. Во-вторых, «Хрустальный мир» очень хорошо отражает идею нашего проекта. Кроме того, театр и Пелевин — это такая сложносочиненная история: мало доходит этот автор до театра, да и фильмов не так уж много. 
 Ответы на какие главные вопросы ищете в своем «Хрустальном мире»? 
 История, описанная в рассказе, мне кажется, не произошла бы, например, в Германии или в какой-либо другой европейской стране. А вот в странах со славянским образом мышления — легко. Почему так? Это характер и человека, и нации в целом. Есть какое-то поведение особенное у этих ребят-юнкеров, которое характерно для многих людей нашей территориальной принадлежности. 
 Расскажите, пожалуйста, о музыкальном сопровождении проекта. 
 Лично мне бы хотелось пойти от автора, а у него есть только одна музыкальная тема, которая звучит из окна. Зато в произведении много разных шумов и даже звук какого-то вакуума. Сейчас пока мы ищем внутреннее звучание этого рассказа. Само название звучит: «Х р у с т а л ь н ы й мир». Прекрасный рассказ. Прекрасная история. Я действительно рад, что самый загадочный автор современности Виктор Пелевин дал свое согласие на участие в проекте.