Ночной дозор с телекинезом

30 марта 2014
Яна Колесинская, «Сибнет»

«Ночь Шекспиромании» — это единственное в году квест-путешествие по подвалам, чердакам и катакомбам тайного закулисья.

Театр — не только залитая светом сцена. Это еще и другая, скрытая от публики часть механизма — запутанный лабиринт со всевозможными производственными цехами. Личностям, страдающим пространственным кретинизмом, ориентироваться за кулисами театра «Глобус» практически невозможно. Если вы решите проникнуть в святая святых тайно, то заблудитесь на первой же ступеньке. И попадете во власть духов, которые могут оказать непредсказуемое влияние на вашу психику. Нет уж. Лучше оказаться в катакомбах театра в организованном порядке, когда экскурсовод проведет вас с фонариком и объяснит, что, например, за крайнюю белую полосу на подвижной платформе заступать нельзя. А то провалишься в тартарары.

Сделать это можно только раз в году — 27 марта в Международный день театра. В год 450-летия Вильяма нашего Шекспира на сценах н-ских театров «Глобус» и «Красный факел» идут спектакли по его пьесам «Двенадцатая ночь» и «Укрощение строптивой», премьеры которых состоялись практически одновременно. Решение напрашивалось само собой — на Международный день театра устроить «Ночь Шекспиромани!». Кроме того, «Глобус» — тезка театра Шекспира. Это обязывает. Итак, семь часов интерактивного действа, непредсказуемый театральный детектив, телекеническое взаимодействие с предметами шекспировской эпохи — и зрители попадают домой далеко за полночь.

Во всем пространстве театра витает дух Шекспира, актеры в образе его персонажей осуществляют видеотелепортацию в средневековый «Глобус». Там демонстрируют средневековый танец котильон, а также предлагают испить водички из шекспировской кружки. Аттракцион «Мой муж — Офелия» напоминает, что во времена Шекспира женские роли играли только мужчины. Актеры без страха и упрека облачаются в пышные юбки и дают зрителям роскошную возможность сделать то же самое.

Три макбетовские ведьмы громогласно объявляют «Час настал!». Совершая многозначительные пассы руками, гадают молодым девушкам на судьбу. И немолодым тоже. Выпадают любовь, ревность, дорога, еще раз любовь, и все это прочитывается в строках шекспировских пьес. Подобный трюк можно проделать самостоятельно — открыть томик Шекспира и наугад ткнуть пальцем, затем продекламировать с грозным выражением лица. Предсказание обязательно сбудется.

На аукционе «Мера за меру» кипят страсти похлеще. С молотка идут шекспировские раритеты: букет Офелии, платок Джульетты, склянка с ядом. Харизматичный Денис Малютин в образе старого еврея так азартно ведет торги, что на его уловки попадается даже главный администратор «Глобуса» Иван Ожигин. Всего за 1.800 шексов ему достались сияющие шекспировские туфли, которые он тут же принялся примерять по очереди с директором театра Еленой Алябьевой. Туфли приходятся впору, и Иван Петрович заверяет, что будет ходить в них на работу.

 В наш профессиональный праздник мне хотелось ощутить прилив энергии, и я его ощутил. Бодрит потрясающе! Кругом столько красивых, счастливых лиц. На сцене стоят актеры, в зале стоят зрители и аплодируют им, в этом окружении мне хорошо! — восхищается Иван Ожигин.

Самым неожиданным номером шекспировской ночи стала премьера нового жанра storytelling. Если в Европе он популярен, то в Новосибирске состоялись первые пробы пера. Московский режиссер Елена Новикова в течение нескольких дней проводила с актерами «Глобуса» творческую лабораторию, где они осваивали искусство рассказывать истории из пьес Шекспира. Общение со зрителем они ведут не в образе персонажей, а от лица самих себя, как если бы рассказывали о наболевшем самому близкому человеку. Кажется, что наконец-то слышишь о самом главном, что происходило в твоей жизни. Вот тебе и старик Шекспир.

Главная фишка — конечно же, квест-экскурсия по закулисью. Актеры в гриме и костюмах персонажей «Двенадцатой ночи» поджидают гостей в каждом из десяти цехов маршрута. В репетиционном зале — нагромождение детских велосипедов под знаками дорожного движения. В столярном цехе воздух пахучий, густой и тяжелый от опилок. В красильне — кафельные стены, ванна с растворами, барабан с центрифугой, сияющие куски шелка над головой. Костюмерный склад набит костюмами, собранными за всю историю театра, но моль здесь не обитает.

 В шубах на сцене жарко же? — интересуются экскурсанты у Никиты Сарычева, и ему приходится открывать секрет:

 Такая одежда должна быть легкой, тонкой, мех декоративный, чтобы было удобно и ничего не подвело. Ну а валенки у меня в спектакле настоящие, их ничем не заменишь.

По дороге гостям требуется еще и собрать театральный пазл и отгадать название главной пьесы Шекспира, иначе не удастся выбраться из лабиринта. Благодаря их литературной эрудиции задание выполнено, «Гамлет» стал паролем, и в награду за труды из подвала, где царит кромешная тьма, волшебная платформа поднимает одухотворившуюся толпу из подвала ввысь, на свободу. Вернее, к шелковым парусам-парашютам «Двенадцатой ночи» — на большую сцену. Здесь пока тоже темно, и духи, витающие под колосниками, спускаются к подмосткам и дышат тебе в спину.

 Мы на сцене «Глобуса»! Ты могла это представить?! — ликует студентка, обнимая подругу.

Три группы по 50 человек ошарашенно молчат. Сейчас произойдет главное. Экскурсовод Татьяна Карпухина предложит взяться за руки. Внезапно вспыхнет свет. Раздается фонограмма оваций. И зрители превратятся в актеров на поклоне. Ну не праздник ли?