«Ворон»: «Бесславные ублюдки» XVIII века

22 ноября 2014
Анна Наумцева, «НГС»

В «Глобусе» смешали Тарантино с комедией дель арте про колдунов и драконов — результату иногда хочется дать пинка.

Режиссер Иван Орлов — недавнее приобретение в штат молодежного театра «Глобус» — 14 ноября поставил на малой сцене спектакль «Ворон» по сказочной пьесе Карло Гоцци.

Большинство ролей там сыграли внештатные актеры из стажерской группы. Оживить преданья старины глубокой помогли киношные приемы — идейным вдохновителем Орлова стал режиссер Квентин Тарантино. Под шквалом выстрелов зрители до последнего сомневались, что у героев все закончится благополучно.

По легенде, синьор Гоцци начал сочинять сказки на спор. Таким образом он доказывал, что качество пьесы никак не влияет на ее популярность. «Любая нелепица будет иметь успех, если обладает прелестью новизны», — проповедовал Гоцци мысль, пожалуй, даже более современную, чем режиссерские изыскания Тарантино. Из-под пера сказочника один за другим появлялись тексты, не обремененные логикой, но обласканные публикой.

Иван Орлов пошел еще дальше: наполнил хаосом форму постановки. Все персонажи, включая колдуна и дракона, попали из XVIII века в некую условную современность, где пьют, гуляют под музыку Дэвида Боуи и стреляют, лишь в редкие минуты озарения задумываясь о том, что происходит вокруг.

А происходит следующее. В гавань, неподалеку от стольного города Фраттомброзы, заплывает потрепанная бурей галера. На ней принц Дженнаро (Никита Зайцев) везет невесту своему брату — королю, который убил на охоте ворона, посвященного Людоеду. Теперь король Милон (Илья Чуриков) должен жениться на девушке, внешне напоминающей застреленную птицу. Дженнаро нашел подходящую даму (Светлана Грунина) — очень кстати она оказалась принцессой — и, не долго думая, украл ее. Всю дорогу — в прямом и переносном смысле слова — принца достает колдун-растаман (Владимир Дербенцев) — отец ворованной принцессы, грозясь обернуть похитителя в мрамор.

Действие перманентно прерывается выстрелами с обсыпанием вороньими перьями и повторением пророчества двух голубок в исполнении крепких парней гангстерской внешности (Алексей Корнев, Нияз Оспанбаев). Из интересных решений хочется отметить вполне молодого и свежего Руслана Вяткина, без грима перевоплотившегося в дряхлого старца Панталоне — адмирала и художника-примитивиста, а также Светлану Грунину, которая и принцесса, и дракон. Во втором акте она дефилирует по сцене в пиджаке и бюстгальтере, машет шпагой, после чего вцепляется в принца животным поцелуем.

В спектакле один антракт и два действия с небольшой претензией на мораль. Высоконравственный принц так же смешон, как его бесноватый братец-вороноубийца, а когда принцесса стреляет в себя рядом с глыбой мрамора, то почему-то никого особенно не жалко. Даже хеппи-энд — венец трагикомедийного абсурда — имеет привкус ненужности.

Иногда спектакль пробуксовывает настолько, что хочется подопнуть его для скорости. А когда герои скрываются за кулисами, и ты в полной мере осознаешь, что это все понарошку, в голове остается приятная легкость. Как от фантастического кино — хорошего, но на один раз.