Фигаро женится

9 июля 2002
Татьяна Коньякова, «Вечерний Новосибирск»

О премьере комедии Бомарше в «Глобусе»

Одно из замечательных человеческих качеств главного режиссера театра Александра Галибина (и с этим вряд ли кто станет спорить) — его интеллигентность. Это привлекает и в личном общении, и в его профессиональной работе и проявляется буквально во всем. Взять хотя бы «Кроткую» — если уж заставил людей все полтора часа играть по колено в воде, то и сам идет к зрителю на поклон не по суху — а через «бассейн» на сцене...

А все это мы к тому, что и во взаимоотношениях с классическими текстами режиссер Галибин тоже предельно деликатен. И если он ставит «Женитьбу Фигаро» Бомарше, то он ставит именно «Женитьбу Фигаро», считаясь с автором. Все как положено — с кружевами, камзолами, кринолинами...

То есть мы совсем не против, когда, например, у Владимира Оренова («Дон Жуан», театр «Старый дом») Мольер играется в декорациях «для Жванецкого», и все мужские роли, включая самого Дон Жуана, отдаются актрисам-женщинам. (Почему бы и нет — играла же Сара Бернар Гамлета). И мы опять же совсем не против спектакля по русским водевилям 18 века, как это сделал Вениамин Фельштинский («Беда от нежного сердца», театр «Глобус»), оставив от самих водевилей всего ничего — добрую половину действия заняв режиссерской «придумкой» — с пожарниками, балеринами, девушками на велосипедах... Вся эта эклектика допустима и оправданна, если сделано талантливо и со вкусом. Просто каждый режиссер видит задачу по-своему.

По спектаклю Галибина вполне могут изучать французскую драматургию ленивые студенты-филологи. А заодно и проходить музыкальный ликбез — в спектакле звучит музыка Моцарта и Россини, в свое время создавших оперные шедевры по этому драматургическому «шлягеру». Одним словом, рамки для себя режиссер-постановщик обозначил достаточно жестко и «придумывает» строго в этих ограниченных пределах.

Сопостановщики спектакля уже знакомы новосибирскому зрителю — сценограф Александр Орлов, художник по костюмам — Ирина Чередникова, хореограф — Сергей Грицай и музыкальный руководитель — Иван Благодер. Все — представители санкт-петербургской театральной школы.

Играется спектакль «театром в театре» — на подмостках, сооруженных в центре сцены. Миниатюрная сцена напоминает то музыкальную шкатулку — из которой, открой ее, появится хрупкая балеринка, то кукольный театр. Сходство вершителя судеб графа Альмавивы (Артур Симонян) с кукловодом по ходу действия подчеркивается намеренно и неоднократно.

Давать оценку спектаклю, который сыгран только несколько раз, достаточно сложно. У актеров не было времени разыграться, у режиссера — чтобы по-настоящему вчувствоваться в «ткань» своего произведения. Но уже ясно, что спектакль получился, хотя и не без "но«.Есть замечательная актерская пара «господ» — великолепный Альмавива (Артур Симонян) и блистательная Графиня (Ирина Савицкова). Пока эта актерская пара явно переигрывает пару «слуг» — Фигаро (Евгений Миллер) и Сюзанну (Юлия Зыбцева). Фигаро не хватает искрометности и будоражащей и зажигающей зал энергии, которая бы делала его настоящим «Фигаро здесь, Фигаро там», нервом интриги и идейным центром всего действия.

Из интересных режиссерских придумок особенно хороша сцена в саду (ее отметили и приехавшие на закрытие сезона столичные театральные критики) — настоящий сон в летнюю ночь, где все призрачно и вслепую, и это блуждание в потемках, с классической путаницей, узнаваниями и переодеваниями смешны, стремительны, забавны и впечатляют.

Пока не убеждают выходы Фигаро «в народ» — в зрительный зал с «задумчивыми» монологами. Хотя мысль режиссера — разрушить сложившийся стереотип Фигаро как субъекта хоть и симпатичного, но достаточно легкомысленного — понятна. Галибин, конечно, человек серьезный, и театр для него не развлекательная площадка, «а жизнь человеческого духа». И все же «гамлетствующий» комедийный Фигаро, да простит нам симпатичный и талантливый режиссер, немного из другой оперы...

«Женитьба Фигаро» — последняя премьера сезона, который «Глобус» по традиции завершил Минифестом — недельным парадом премьер. На Минифест собрались столичные критики, которые в ходе круглых столов с пристрастием обсуждали работу театра. Более всего дискутировали о «Кроткой» (режиссер Галибин), «Маркизе де Сад» (режиссер Игорь Лысов) и «Женитьбе Фигаро».

«Кроткая» названа настоящим событием в театральной жизни и, кстати, не только в Новосибирске. Актерская игра Евгения Калашника (Он) и Ирины Савицковой (Она) — великолепна. Об Ирине Савицковой, занятой во всех трех спектаклях, вообще говорилось, что Петербург в ее лице потерял гениальную актрису (в Питере Ирина играла на разных сценических площадках, в том числе на сцене Ленкома).

Мнения о «Маркизе де Сад» разделились, но сошлись на том, что «это несомненно интересно». Театр Мисимы, где понятия греха и добродетели размыты, можно принимать или не принимать, но то, «как сделан спектакль», столичных критиков впечатлило. В отличие от петербургского варианта, где исследование греха превратилось в пошлость, новосибирцам удалось пройти по острию и решить щепетильную тему корректно. А об игре Елены Ивакиной, игравшей блудницу, было сказано: «К таким подходят с неприличными предложениями, но она сыграла так, что и не подойдешь».

А вообще отмечалось, что с приходом в театр Александра Галибина театр изменился, и его существование стало более гармоничным. Приглашаются и хорошо известные режиссеры, и режиссеры не очень известные, в чем есть определенный риск. Но этот риск (как в случае с Игорем Лысовым) оправдывает себя. Одним словом, театр нашли живым, ищущим и отличающимся «лица необщим выраженьем».